Звук из камня: Дэниэл Пембертон и его музыка

Дэниэл Пембертон рассказывает, что вырос на синтезаторной музыке греческого композитора Vangelis («Бегущий по лезвию», «Александр»), однако в своей работе предпочитает совмещать оркестр, синтезаторы и любые другие объекты, которые дают необходимый звук.

Как многие композиторы, Пембертон начинал с малого — сериалы, телефильмы, документалки. Естественно, о них мало кто помнит, и отыскать его первые работы сейчас почти невозможно. Первый успех композитора пришёлся на другую, так сказать, форму искусства: британец выступил композитором для серии игр Little Big Planet. Милый платформер о вязаных человечках обязан части своего обаяния работе Пембертона. Задатки его стиля можно заметить уже здесь: необычные инструменты и быстрый темп.

Ещё Пембертон работал над музыкой к игре «Фильмы» — эдакие Sims про студента киношколы. По ходу игры нужно сделать свой фильм, и выбрать один из саундтреков, специально написанных Пембертоном. Композитору так и сказали: напиши музыку для фильмов всех жанров 20 века. Сейчас, признаётся Пембертон, он бы на такое предложение за скромные деньги не согласился, однако тогда дали поэкспериментировать, и почему нет?

Дальше пошли опыты к сериалу о Дирке Джентли образца 2010 года, ещё без Элайджа Вуда и Сэмюэля Барнетта. «Безумный электронный синтезаторный джаз» — так назвал тему сам композитор.

Карьера британца пошла в гору, пошли полнометражные фильмы. Первое время — мрачные триллеры, навроде «Крови» с Полом Беттани.

И первый успех в большом кино — музыка к «Советнику» Ридли Скотта. О качестве самого фильма можно долго спорить, но Пембертон поработал на славу. Чтобы передать чувство угрозы в картине, Пембертон использовал гитары с карандашами вместо медиаторов и другие «звонкие» инструменты типа жестяных бочек и вёдер.

Дальше — ещё больше экспериментов. В одном из интервью он так сказал о своём творческом процессе:
«Обычно я стараюсь выработать звук как идею или палитру звуков или мир, с которым я сближусь с проектом. Обычно это означает много экспериментов с самого начала. Так что я стараюсь включиться в работу над фильмом как можно раньше. Чтобы я мог писать, пока другие монтируют, и они использовали бы мои наработки. Это значит, что я могу писать… В общем, выдумывать самые безумные идеи и играться с ними. И бОльшая часть уйдёт в корзину».

Пример подобной работы — саундтрек к «Стиву Джобсу». Дэнни Бойл разрешил композитору прорабатывать идеи ещё до начала съёмок, и Пембертон использовал творческую свободу по полной. Как вы помните, байопик состоит из трёх эпизодов с разными временными периодами. Для каждой трети Пембертон придумал отдельное музыкальное сопровождение. Первая часть с 80-ми и верой в светлое будущее наполнена синтезаторами. Вторая треть с подготовкой презентации в опере — фоном звучит театральная музыка, пафосная и насыщенная, исключительно оркестр. Концовка — только цифровой звук, эмбиент, задумчивые мелодии на пороге презентации iMac. Такая разная музыка передаёт разный эмоциональный настрой и даёт лучше прочувствовать героев. Ведь в этом и состоит задача саундтрека.

По той же причине Пембертон охотно экспериментирует с инструментами. Например, в музыке для «Меча Короля Артура» он хотел передать грязь, жестокость, несовершенство фэнтезийного мира Гая Ричи. Для этого в записи он прибегал к таким инструментам, как: камни, китайские палочки, и даже свои крики.

Ещё интереснее проходила работа над музыкой для фильма «Золото». По сюжету, герой Мэттью МакКонахи рыскает по джунглям, находит целое состояние и поддаётся деньгам. Соблазн, деньги, капитализм Пембертон отразил в музыкальном сопровождении с помощью звона утреннего колокола фондовой биржи Нью-Йорка. Звон формирует все композиции, и звуки джунглей Индонезии наложены на тему Нью-Йорка.

Единственный фильм, для которого Пембертон ограничился оркестром — французская «Иллюзия любви» с Марийон Котияр. Не до камней с лютнями, всё-таки высокая история любви.

Несмотря на успех, Пембертон остаётся милым и скромным парнем. Он не уезжает в Лос-Анджелес из родной Англии, ненавидит машины, обожает велосипеды. А в этом видео он в красных домашних штанах расхаживает по своей студии, жалуется на дороговизну жизни в Лондоне и знакомит с каждым инструментом. Например, с банджо из кастрюли.

Многие блокбастеры страдают от стерильной музыки. Те же Marvel поставили производство на поток. Актёры, режиссёры, спецэффекты, фансервис держат планку, а композиторы, поставленные в жёсткие условия — нет (подробнее о проблеме в видео ниже). Пембертон — один из немногих, чья каждая новая работа остаётся в плейлисте на месяцы вперёд. Его оригинальная музыка смешивается с фильмом и создаёт свою атмосферу. И она не забудется, как темы «Мстителей» или «Лиги Справедливости». Run Londinium только начинаются, а в голове средневековые гопники уже бегут свергать героя Джуда Лоу.

Как лучшие работы Джона Уильямса и Ханса Циммера, композиции Пембертона дополняют и украшают наше любимое кино. Последние фильмы, над которыми работал Пембертон: «Большая игра» Аарона Соркина (уже в прокате) и «Все деньги мира» Ридли Скотта (22 февраля). Теперь вы знаете о его существовании и, будем надеяться, не обойдёте уникальное творчество Пембертона стороной в будущем.

Автор: Дмитрий Лисовский. 

Комментарии: