«Белая мама»: Чужой среди чужих или свой среди своих

Ещё в 2013 году Павел Костомаров, Алексей Пивоваров и Александр Расторгуев запустили проект «Реальность. DOC». Суть проекта в следующем: авторы раздали желающим камеры, с помощью которых участники проекта должны были документировать свои жизни. Изначально проект планировалось вести в сети, выпуская по одному 6-8 минутному ролику про одного конкретного человека каждую неделю, но в конечном счёте проект вырос до полнометражного фильма, или, правильней сказать, небольшого киноальманаха, в центре которого оказались три наиболее яркие истории.

Также «Реальность. DOC» помог появится на свет и еще одному полнометражному проекту «Белая мама», режиссёрами которого стали Зося Родкевич и жена (ныне вдова) Александра Расторгуева, спродюсировавшего фильм, — Евгения Останина. Фильм рассказывает про жизнь Алины — белокожей матери пятерых детей-мулатов, которая решает впустить в семью «белого» мальчика Даню, несмотря на то, что все домочадцы выступают против.

Изначально одна из дочерей Алины Лея участвовала в проекте «Реальность» и рассказала о том, что её мама собирается брать ребёнка с задержкой развития из интерната. Эта история заинтересовала режиссёров будущего фильма, и таким образом было положено начало съёмкам.

Поэтика фильма максимально приближена к поэтике «Реальности», но, безусловно, в такой большой работе невозможно было обойтись без помощи стороннего оператора  (не из членов семьи), не потеряв при этом в драматургии и эстетическом качестве картины. Поэтому фильм, хоть и придерживается идей «Реальности», и достаточно большая его часть, особенно в первой половине, действительно снималась непосредственно членами семьи, но, всё же, не роняет и планку профессионального документального кино.

Об этом, в первую очередь, говорят ракурсные съёмки, выстроенные по всем законам операторского искусства: крупные планы героев в наиболее откровенные моменты их жизни, общие планы, делающие историю более тактильной через передачу ощущения пространства, панорамные съёмки, постепенно открывающие всё новые и новые детали, акцентирование на деталях в целом — всё это, безусловно, результат работы опытного оператора.

«Белая мама», 2018

Наполненность кадров и построение мизансцен также указывает на очень крепкую драматургическую основу фильма. В первой части фильма на экране представлена по большей мере идиллическая семейная картинка: любящие муж с женой, дети, получающие удовольствие от общения с матерью, много улыбок, семейного снисхождения, понимания и принятия каждого члена семьи во всех его проявлениях. Вторая половина фильма нацеленно эту картинку разрушает: в кадре практически не появляется вся семья целиком, там либо  Алина (мать), либо Даня (приёмный ребенок), либо Алина с Даней, либо Даня с кем-то дерётся, либо Алина кого-то ругает; всё чаще демонстрируются негативные эмоции, проявление нетерпения,  непонимания, агрессии.

Из кадра постепенно исчезают члены семьи. Первым выбывает муж главной героини, следом за ним потихоньку исчезают и старшие дети, все они как-то внезапно разбредаются по комнатам, и во второй части фильма появляются уже лишь эпизодически. Жизнь в родном для них доме превратилась в борьбу за отстаивание территории, которая видится единственной возможностью сохранить статус кво. Можно смело говорить о том, что вся вторая часть фильма, а это как минимум две его трети, посвящена Дане, который и является тем самым камнем преткновения для всей семьи.

Нельзя не отметить целостность и продуманность сценария: всё, что прозвучало в первой части фильма, так или иначе отыгрывается во второй. Ни один из членов семьи не поддерживал решения Алины взять Даню. Дети, все по-разному, но проявляли свою озабоченность тем, какое место будет им отведено после появления в семье нового члена, их волновало, что Даня, в отличие от них, белокожий, волновало, что им будет не хватать материнского внимания и хватит ли Алины на них всех. Несмотря на все слова Алины, что её хватит на всех, вторая часть даёт чёткое понимание того, что у неё нет больше ни сил, ни времени ни на кого, кроме Дани.

С одной стороны, ситуация понятна — Даня по-настоящему сложный ребёнок, он оттягивает всё внимание на себя и совершенно не готов жить внутри семьи вместе со всеми её членами. Он, как много раз брошенная собака, цепляется за единственного во всем доме человека, который готов вкладывать в него себя, и не теряет эту связь ни на секунду – он постоянно требует внимания Алины. Одновременно с тем, брошенными собачонками ощущают себя уже старшие дети, для которых совершенно не понятно решение матери взять Даню в семью. Неоднократно за фильм каждый из членов семьи подходит к Алине и просит её отдать Даню обратно, вернуть, взять другого ребёнка.

«Белая мама», 2018

Мотивация Алины обозначена всего одной фразой уже в начале фильма, когда она, узнав о диагнозе Дани, делится с мужем своими ощущениями, как будто она только что сходила на УЗИ и ей сказали, что её ребенок имеет отклонения. Алина сразу, ещё до встречи, принимает Даню за своего, родного «такого же, как она сама», и именно эту мысль она последовательно проносит через весь фильм, доказывая её и родным, и зрителям, и Дане, и даже самой себе. На настоящий момент известно, что она действительно не отступила и Даня остался жить в их семье, и хочется надеяться, всё же стал её частью.

Впрочем, есть и ложка дегтя. Образ Алины, предложенный создателями фильма, не вышел в полной мере однозначным. Безусловно, что в фильме, в обоих его частях, есть и отрицательные, и положительные эмоции, транслируемые членами семьи. Однако образ мужа представлен в явно отрицательном ключе. Единственной мотивацией взять ребёнка в фильме обозначено всего одним желанием «родить мужу белого ребёнка» (стоит отметить, что мужчина не является отцом предыдущих детей Алины, он её второй муж). Из такой постановки вопроса так или иначе рождается вывод, что ребёнок желанен для обоих супругов, однако, с самого первого дня появления Дани муж самоустраняется и не принимает никакого участия в их с Алиной борьбе.

Хотя авторы и показали Алину как человека с огромными душевными ресурсами, с чем не поспоришь, но однобокость представления проблемы заставляет задуматься, а не самодурство ли это главной героини?

При всех предлагаемых обстоятельствах и за неимением возможности посмотреть на ситуацию с разных сторон, кажется, что решение Алины  – это всего лишь её прихоть, от которой страдает вся семья. Но, как бы оно ни было на самом деле, возможно, у этой семьи хватит ресурсов и любви, чтобы справиться со всем вместе и стать сильнее как семье, так и каждому по отдельности.

«Белая мама», 2018

Возвращаясь к поэтике «Реальности», активно используемой в фильме, скорее всего, можно сделать вывод, что в данном случае это скорее минус, нежели плюс. Человек сторонний (каким должен выступать режиссёр документального кино) зачастую имеет больше возможностей быть объективным и видеть  проблему с разных ракурсов. Эта функция документалистики, от которой осознанно отказались авторы фильма, служит медиатором между участниками истории и зрителем, делая историю более доступной для понимания. Касательно же фильма «Белая мама» – это полуторачасовой приём у семейного психоаналитика, безусловно, полезный для просмотра всем членам семьи.

Тем не менее, сама история, взятая в основу фильма, очевидно, не может оставить никого равнодушным. На примере Алины и Дани авторы демонстрируют, насколько важен человеку человек, насколько сложно, но важно думать о других, открывать своё сердце и дарить любовь. А главное, любовь по-настоящему может творить чудеса, делая абсолютно чужих друг другу людей родными. Даня с Алиной это доказали.

Комментарии: