We Need To Talk About Kevin

Кевин Смит

Будучи достаточно откровенным рассказчиком на своих стендап-концертах, Смит умудряется совмещать интеллектуально-философский флёр с историями про секс, работу с актерами, фильмы, попутно сравнивая свой сфинктер с начальными титрами «Космической Одиссеи 2001» Стэнли Кубрика и иронично потешаясь не только над всем и всеми вокруг, но и что гораздо важнее — над самим собой. Все знают Кевина Смита как Молчаливого Боба или как режиссера «Клерков», но не многие знают о тех самых концертах и живом общении с фанатами, что он так обожает. Длинный язык режиссера принес в этот мир множество историй из его жизни, которыми он спешит поделиться на каждом выступлении.

ПРО ЖИРОБАСА В МАЛЕНЬКОМ КРЕСЛИЦЕ

В феврале 2010 года Кевина Смита сняли с рейса авиакомпании «Саутвест-эйрлайнз» на виду у всех пассажиров самолёта. Сняли якобы «из соображений безопасности», но Смит полноправно рассудил, что истинная причина формулируется так: «for being too fat». Согласно источникам, за «Саутвест-эйрлайнз» замечен далеко не единственный акт дискриминации по весовому признаку. Просто на сей раз им не повезло с объектом для унижения.

Уже из аэропорта Смит принялся твитить о вселенской несправедливости и о паршивости сервиса «Саутвеста», а приехав домой тут же записал выпуск «СМодкаста» (#106: «Go Fuck Yourself, Southwest Airlines»), посвящённый исключительно этой теме.

Официальный ответ «Саутвест-эйрлайнз» был достаточно кратким и гадким — «Not So Silent Bob». Было понятно, что авиакомпания видит ситуацию несколько иначе. После произошедшего события, Смит, со словами «I’m too fat for fly!» («Я толстоват для полётов!») зарёкся не летать самолётами и в последующих выступлениях и разговорах произносил реплику формата «I’m (not) too fat for …» — «Я (не) толстоват для …»

ПРО ЗНАКОМСТВО И РАБОТУ С БРЮСОМ УИЛЛИСОМ

С Уиллисом Смит познакомился ещё на съемках «Крепкого орешка 4.0», куда его позвали попробоваться всего лишь на роль программиста, а он умудрился не только роль получить, но и все реплики под себя переписать.
 В итоге, пары съемочных дней было достаточно, чтобы он пал под шарм и обаяние суперзвезды, а когда Уиллис в День независимости позвонил и предложил поработать вместе, тот и вовсе «наложил в штаны». Тогда Смит не смог предложить Брюсу ни одного проекта, зато позже им удалось потрепать друг другу нервы в единственном фильме Смита по чужому сценарию «Двойной КОПец». Как позже вспоминает Кевин, всё оказалось совсем не так, как на съёмках его собственных фильмов. Он привык работать с друзьями, столько лет одна и та же компания, а Брюс – совсем другое дело.

Кевин Смит и Бен Ваффлик

От одного его взгляда он покрывался потом. Уиллис привык к тому, чтобы его боялись, он почти моментально запугал Кевина. На съемочной площадке среди коллектива Брюс получил прозвище «Капитан фуфня» за то, что в день прогона реплик прямо на глазах у Смита стал вырывать страницы из сценария со словами: «Это все фуфня», таким образом, не только взяв на себя роль командующего парадом, но и значительно сократив работу съемочной группы.

ПРО ФИЛЬМЫ С ДРУЗЬЯМИ

Кевин Смит всегда делал фильмы, которые  отражали бы то, кто он есть на самом деле, и кто есть его друзья – речь идет о таких картинах, как «Клерки», «Догма» и «В погоне за Эми». Он не хотел делать истории о классных и красивых ребятах. Красивыми людьми хорошо любоваться, но в итоге они всегда проигрывают интересным чувакам. Смит сам удивляется, что стал режиссером, потому что кино – это визуальный медиум, а он визуальности не канает. Именно поэтому его фильмы, особенно ранние, несколько статичны. Они в духе: «Да какая разница как это выглядит, ведь главное – это то, о чем они говорят!»

Кадр из фильма «Джей и Молчаливый Боб наносят ответный удар»

Вся суть карьеры Кевина – работа с друзьями, которые, так или иначе, принимали участие во всех его фильмах. На момент завершения сценария к «Тусовщикам из супермаркета» Смит вместе со своим другом Скоттом Моужером, который по совместительству являлся продюсером многих его фильмов и дирижировал бюджетом как оркестром, пришли к 
студийным боссам Miramax Films. Когда дело дошло до утверждения ролей, в студии предложили, чтобы в фильме вместо мало кому известных тогда Бена Аффлека, Джейсона Ли и Джой Лорен Адамс засветились Дэвид Швиммер, Джон Стюарт и Дрю Берримор. Смита такой расклад не устроил, он ведь специально сценарий под трёх друзей писал, пришлось идти к директору Miramax Films Харви Вайнштейну, и уговорить его вместо c бюджетом в 3 млн. со звездами снять фильм за 250 тыс. с друзьями, тот незамедлительно и не раздумывая, дал зелёный свет на актеров.

ПРО ВЛИЯНИЕ КАТОЛИЦИЗМА НА ФИЛЬМЫ

Кевин Смит рос в католической семье и с возрастом, как и большинство, начал сомневаться в своей вере. Преодолеть этот кризис он смог только тогда, когда начал работу над съемками «Догмы» и уже к концу первого наброска полностью разобрался в своих отношениях с религией. На стадии пост-продакшена фильма съемочная группа получила 300 тыс. гневных писем и 2,5 угрозы с физической расправой (один вроде как передумал), после чего Смит и вся команда не на шутку перепугались. Но не только в адрес автора этой антикатолической вакханалии приходили письма. По полной досталось и боссам студии Miramax Films в лице Харви и Боба Вайншейнов. Уже после угроз и нападок через почту, католическая лига хотела добраться до первоначальных дистрибьюторов фильма – Miramax и Disney. И едва Вайнштейны перепродали фильм окончательному дистрибьютору Lionsgate – шумиха прекратилась, и лига будто растворилась в воздухе. До сих пор непонятно, чего действительно они добивались – пиара в СМИ или передаче прав на фильм «нежидовским мордам», как писали в письме разгневанные.

Смит и Аланис Мориссетт на съемках «Догмы»

Сам же Кевин Смит призывал всех протестующих и негативно настроенных людей не воспринимать «кино с резиновым говно-монстром» всерьёз.

ПРО СТЫЧКУ С ЭНАКИНОМ СКАЙУОКЕРОМ

Во время съемок фильма «Клерки 2» в сети появился трейлер, куда вошел диалог Кевина Уайзмана (фанат Властелина Колец) и Рэндала (Джефф Андерсон), где первый начинает двигаться как робот и произносит: «Я Энакин Скайуокер, моя говно-игра угробила сагу». Увидев вырванный из контекста отрывок, Хэйден Кристенсен (исполнитель роли Энакина) разозлился и потребовал подать в суд за издёвку, даже привлек к этой ситуации Джорджа Лукаса, но тот лишь усмехнулся и махнул рукой.

Смит и Шэнон Догерти на съемках «Джея и Молчаливого Боба»

После звонков Смиту из Skywalker Ranch (именно там сводился звук к фильму) и просьбе разрешить данный конфликт, он выслал все ссылки на ресурсы, где расхваливал и защищал игру Кристенсена. Самый большой фанат Звездных Войн, Кевин Смит, оказался в нелепой ситуации – ему буквально приходилось доказывать и объяснять на пальцах Темному Лорду, что это была всего лишь шутка, а не злобная насмешка. Ведь на самом деле в сцене с диалогом фанат Властелина Колец является антагонистом и главным придурком, а Рэндал защищает «Звездные войны», тем самым выступая за Скайуокера.

К счастью, и в Lucasfilm, и на Skywalker Ranch не посчитали нужным вырезать эту сцену из фильма, скорее наоборот — встали на сторону Смита и дружно посмеялись над ситуацией.

ПРО СМЕРТЬ И МЕЧТЫ

Кевин Смит – яркий пример человека, который гнет свою линию. «Играть со страстью» — такова его жизненная философия. В одном из подкастов он рассказал о смерти отца и о том, как впоследствии это повлияло на всю его дальнейшую жизнь.

Отец Кевина Смита скоропостижно скончался в результате тяжелого сердечного приступа. Для Кевина он был отличным отцом и нёс прямую ответственность за его интерес к кино, поскольку по средам, когда тот был ребёнком, отец забирал его из школы пораньше, чтобы успеть на дневной сеанс. «Он был немногословен и говорил только когда мог сказать что-нибудь смешное или полезное. Моя сестра утверждает, что это он стал прообразом Молчаливого Боба», — говорит Кевин.

Кадр из фильма «Джей и Молчаливый Боб» — своего рода цитата на чаплиновского Бродяжку

Даже такой хороший человек играл в свою игру, играл по правилам, делал всё, что требовалось, и умер с криком. И тогда Смит понял, что нельзя не пытаться реализовывать все свои мечты. Даже самые тупые. Последние годы, как сам признается режиссер «Клерков», он только и занимается тем, что воплощает в жизнь все идеи, приходящие в его голову: «Грандиозные и не очень – нужно браться за всё. Ведь все мы будем подыхать с криком. Жизнь одна – нужно следовать за своими мечтами, главное — не за чужой счет и чтобы не было больно другим».

Автор: Елизавета Майнбург. 

Комментарии: