Вуди Аллен: портрет режиссёра, анализ деятельности, творческая эволюция

В начале было слово. Слова

«Единственная разница между трагедией и 
комедией состоит в том, что в комедии 
люди находят способ справиться с трагедией. 
Конечно, юмор не может быть ответом на все 
жизненные проблемы, но он служит чем-то 
вроде лейкопластыря. 
Это уж точно лучше, чем все время ходить разбитым.»

— Вуди Аллен

Рыжие (даже если седые – все равно рыжие) волосы и лукавые мудрые глаза за неизменной роговой оправой. Смех сквозь слезы. Слезы сквозь смех. Философия в повседневной жизни и драма, скрытая за улыбкой. Вуди Аллен.

Больше половины жизни Вуди Аллен провел на съемках и прошел за это время невероятно длинный творческий путь – более тридцати картин за полвека творческой деятельности. Он начинал с эксцентрических, пародийных комедий, а более поздние работы Аллена – это драматические истории, более серьезные, побуждающие к более глубокому осмыслению. Творчество Вуди Аллена категорически интроспективно, направлено внутрь себя, рефлексивно, но прелесть этого кинематографа в том, что он открывается любому желающему и погружает в свою самобытную жизнь. «Лишь бы Кьеркегору было хорошо».

Ещё в отрочестве Вуди мечтал стать драматургом или писателем, поэтому он занимался написанием шуток и забавных реприз для колонок в нью-йоркских газетах. Его работы с удовольствием покупались местными редакторами. Чуть позже Вуди дебютировал с комическими stand-up выступлениями в «Голубом ангеле», и ему удалось заслужить признание публики. После неудач с получением высшего образования Вуди устроился на работу к Герберту Шрайнеру, писал сценарии для его телешоу. 
Уже в 60х Вуди выходит на Бродвей, и поставленная в 1966 году пьеса «Не пейте эту воду» делает Аллена самым удачливым сценаристом Бродвея.

В 1965 году Вуди предлагают работу над сценарием фильма «Что нового, киска?». Тогда состоялся дебют Аллена-драматурга и Аллена-актера. А уже на следующий год Вуди взялся за свою первую режиссерскую работу в фильме со скромным бюджетом и названием: «Что случилось, тигровая лилия?». Однако результатом своего труда новоиспеченный режиссер остался недоволен: Вуди понял, что делать фильмы он должен сам, при минимальном участии продюсеров и прочих посторонних лиц, которые в работу над этим фильмом вмешивались будь здоров. Один из его продюсеров позже скажет: «Хочешь Вуди? Знай, как работать с Вуди». Свое решение режиссер пронесет через весь творческий путь: Аллен даже заключит с Голливудом специальное соглашение, документально подтверждающее его право на независимую работу. Поэтому картины Вуди и славятся своим высоким качеством и оригинальностью при достаточно скромном бюджете.

«Любовь и смерть», 1975

Сказано – сделано. Никем не контролируемый, Вуди создает такие фильмы, как «Хватай деньги и беги» (1969), «Бананы» (1971), «Спящий» (1973), «Любовь и смерть» (1975). Самокритично, но все-таки верно охарактеризовал сам Аллен эти картины: «Первые фильмов пять, что я сделал, были смешны, но почти тривиальны». В раннем периоде творчества Аллена (до «Энни Холл» (1977)) преобладают жанры эксцентрической комедии или комедии абсурда – это чистая пародия, то на политические режимы, то на элементы русской культуры, то на жанр антиутопии или криминального фильма. Вуди-актер находит в этих картинах свое амплуа невротика, романтичного очкарика, попавшего в очередную нелепую переделку.

Характерной чертой во многих комедиях (не только ранних) останется парадоксальность образа главного героя: плешивый очкастый худощавый еврей совершает почти героические поступки. Это придает комедиям Вуди свое очарование. Выявляются излюбленные темы шуток Вуди: собственные еврейские корни, психоанализ и, конечно, абсурд слова – игра в слова чисто постмодернистского толка. Также занимают свое место особые приемы оформления: музыка, исполняемая обычно на фортепьяно или кларнете, некоторые операторские решения и даже шрифт титров, единый для большинства картин Аллена. В это же время рождается прочный актерский тандем: пребывая совсем недолго в личной связи с Дайан Китон, Вуди работал с ней на протяжении долгого времени, безоговорочно доверяя ее мнению и вкусу.

«Энни Холл», 1977

В 1977 году Вуди Аллен снимает фильм, который и он сам, и коллеги, и многие поклонники его творчества считают одним из лучших – «Энни Холл», первая часть нью-йоркской трилогии, воспевающей город, где родился и вырос режиссер.
После «тривиального» периода Вуди приходит к выводу, что хочет «создавать более серьезные вещи». По предположениям соавтора Вуди, Маршалла Брикмена, «мысли о смерти», вызванные кризисом среднего возраста (в 1975 году Вуди исполнилось 40 лет), а также влияние на Аллена трагикомедии Феллини «Восемь с половиной» родили замысел «Энни Холл». Позже Брикман назовет этот фильм «событием, изменившим мир», подразумевая не только внутренний мир Вуди, но и мир кинематографа. 
«Энни Холл» – картина, почти контрастная фильмам раннего периода. В отличие от тех работ, в «Энни Холл» впервые появляется и превалирует драматическое начало, шутки все приобретают более печальные оттенки. Это проникнутая горькой иронией история двух склонных к самокопанию невротиков. В «Энни Холл» происходит усложнение образов, за счет чего усложняется и проблематика фильма. Вуди Аллену в «Энни Холл» удается гармонично сочетать драму с иронией, и эта картина становится его первой «интеллектуальной комедией». Фильм «Энни Холл» – абсолютный перелом в творчестве режиссера. Мартин Скорсезе сказал об этом этапе творчества Вуди Аллена так: «У него (Вуди) была возможность открыть себя. И он воспользовался ею. Другие бы не сделали этого, предпочтя безопасность…»

Картина «Интерьеры» является второй частью нью-йоркской трилогии Вуди Аллена. Этот фильм – абсолютная драма, подобные работы будут гораздо чаще встречаться в творчестве 80-х годов («Ханна и ее сестры»), а также в более позднем творчестве 90-х-2000-х годов. «Интерьеры» – это попытка Вуди Аллена снять чистую, без каких бы то ни было «примесей» драму. Чисто субъективно – попытка удачная: авторский замысел нашел свое отражение в эстетике, близкой Ингмару Бергману.

«Манхэттен», 1979


«Манхэттен», последняя часть трилогии, одна из любимых работ самого Вуди. Картина является данью любви режиссера Нью-Йорку. Город выступает здесь в роли детали-системы, являясь действующим лицом наравне с героями. «Интеллектуальность» истории присуща. Культурные беседы, дискуссии, множество аллюзий и реминисценций, порой кажущихся забавными, продолжают традиции «интеллектуальной комедии», а амплуа героев-интеллектуалов сохраняется еще со времён «Энни Холл».

Следующие после «Нью-Йоркского» периода картины (80е годы) приобретают немного унылый, мрачный оттенок. В этот период в свет выходят такие фильмы, как «Воспоминания о «Звездной пыли» (1980), «Зелиг» (1983), «Пурпурная Роза Каира» (1985), «Ханна и ее сестры» (1986) и другие. 
В этих картинах Вуди Аллен размышляет над серьезными философскими вопросами. «Я не хочу больше снимать смешные фильмы», – говорит он в одном из интервью и создает картину «Воспоминания о «Звездной пыли», рассказывающую историю известного кинематографиста, который искал смысл жизни и назначение своего творчества. Многие отмечали в ленте черты автобиографии: главные герой – как и Вуди, комик, мечтающий снимать серьезные фильмы. Сам Аллен эти предположения опровергал. Зато неоспоримо здесь влияние «Восьми с половиной» Феллини. 
Фильмом «Ханна и ее сестры» Аллен открывает жанр психологической драмы. Картина имеет много общего с ранее вышедшими «Интерьерами», но то была драма в широком понимании жанра. «Ханна и ее сестры» – драма именно психологическая. Взаимоотношения главных героинь усложняются причудливым орнаментом любовных треугольников, а приемы психологизма (мысли вслух, самоанализ, рефлексия персонажей) добавляют картине драматичности, рождают в зрителе чувство сопереживания. «Ханна и ее сестры», сделанный в традициях чеховских «Трех сестер» – ценная, как переход к настоящей психологической драме, картина.

«Воспоминания о «Звездной Пыли», 1980

В 80-х Вуди возвращает в свои работы ироничные, юмористические нотки. Так, например, картина «Преступления и проступки» состоит из двух сюжетных линий: главные герои – Джуда и Клифф – находятся перед нравственным выбором. История Джуды – любовная и драматичная – ставит важный вопрос, над которым люди задумывались еще со времен Достоевского и его теории о сверхчеловеке: имеет ли один человек право убить другого безнаказанно? Линия Клиффа – более ироничная – дается, дабы оттенить историю Джуды. В финале две сюжетные линии пересекаются: между героями происходит диалог, и драматическое начало соединяется с комическим, продолжая традиции «интеллектуальной комедии». Сам же фильм темой нравственного выбора продолжает замысел таких фильмов, как «Ханна и ее сестры», «Пурпурная роза Каира».

Тема нравственного выбора будет воплощена и в более поздней работе «Матч Поинт». 
Во 80е Вуди также снимает три актуальных для эпохи фильма: «Бродвей Дэнни Роуз», «Пурпурная роза Каира», «Дни радио». Лучшей из трех этих работ считается, по мнению самого режиссера, «Пурпурная роза Каира», картина о значении кинематографа во времена Великой Депрессии. Такая романтичная, казалось бы, история в финале обретает темные, мрачные оттенки, превращая мелодраму в трагикомедию с элементами комедии абсурда, идущей еще со времен «Шерлока Младшего» Бастера Китона. 
Отдельно в творчестве 80х годов стоит выделить пародийную документальную трагикомедию «Зелиг». Этот фильм сочетает в себе все элементы комедийного жанра, с которыми Аллен работал ранее: и эксцентричная комедия, и «интеллектуальная». В картине, например, есть политическая тематика, роднящая «Зелига» с «Бананами» или «Спящим», абсурд, присущий картинам 70х годов, но, с другой стороны, в «Зелиге» есть и специфический психологизм. Присутствует также старое амплуа персонажа Вуди: «маленький человек», ставший национальным героем. «Зелиг» – смесь из большинства приемов и деталей, которые были свойственны раннему творчеству режиссера, с использованием приемов недавно открытых.

«Загадочное убийство в Манхэттене», 1993

В 90-х годах Вуди экспериментирует с разными стилями и жанрами. Так, например, картина «Тени и туман» (1991) отличается мрачностью, а снятый всего парой лет позже «Загадочное убийство в Манхэттене» (1993) содержит элементы драмы и черной комедии. Возвращается в этой картине старый тандем Аллен-Китон, и их прежние амплуа – городской невротик и его эксцентричная спутница. Вуди снимает комедию «Пули над Бродвеем» (1994) и даже пробует себя в жанре мюзикла, создав музыкальную комедию «Все говорят, что я люблю тебя» (1996). Годом позже появляется более безрадостная комедия «Разбирая Гарри». Как можно убедиться, жанр картин Вуди Аллена и их настроение резко меняется из года в год: найдя свой стиль, Вуди воплощает его в различных ипостасях.

Первые работы Вуди в начале нового тысячелетия дали критикам повод посчитать, что лучшие годы режиссера остались позади. Не очень удачными вышли картины «Мелкие мошенники» (2000), «Проклятие нефритового скорпиона» (2001), «Кое-что еще» (2003), но так продолжалось совсем недолго. В 2005 году выходит картина, считающаяся одной из лучших работ режиссера – психологическая драма «Матч Поинт» с элементами черного юмора. В этом фильме один из любимых сюжетов Аллена, любовный треугольник, поднимается до философского уровня. В «Матч Поинте» режиссером раскрывается не только тема любви, но и тема жизни и смерти. Мотив звучания этой темы сходен с картиной «Преступления и проступки», определенно являющейся идейным предшественником «Матч Поинта». Теория о «тварях дрожащих» и «право имущих» звучит в обоих фильмах.
Сделав перерыв в картине «Сенсация», в 2007 году Аллен снова создает картину с темой «Преступления и наказания» – «Мечту Кассандры». Сюжет картины абсолютно отличный от «Матч Поинта». Герои стоят перед нравственным выбором, и именно процесс принятия сложного решения и последствий, за сим последовавших, описывается в фильме. Акцент в «Мечте Кассандры» делается на психологическом аспекте, и на ту же проблему, что и в «Матч Поинте», Аллен, таким образом, смотрит под другим углом, хотя черный юмор не искореняется ни из «Матч Поинта», ни из «Мечты Кассандры».

«Мечта Кассандры», 2007

В фильме «Вики, Кристина, Барселона» (2008) со всей полнотой открывается новая тенденция творчества Вуди – «географическое вдохновение». В своих поздних работах Вуди покидает излюбленный Манхэттен и пускается в путешествие по Европе: «Матч Поинт» и «Сенсация» сняты в Англии (Лондон), «Вики, Кристина, Барселона» – в Испании, «Полночь в Париже» – во Франции. В связи с этим происходят изменения стилизации картин, творчество Вуди приобретает черты, свойственные работам европейских режиссеров: музыка исполняется теперь не только на кларнете, изменяется цветовая гамма картин. Фильм «Вики, Кристина, Барселона», этими чертами также обладает. Яркая лента рассказывает зрителю историю, которая на первый взгляд может показаться драмой, но за напускной трагедийностью кроется горькая ирония. Комедия «интеллектуальна» как из-за тонко грани между печалью и смехом, так и благодаря фирменным алленовским образам интеллектуалов, погруженных в светские разговоры. Также в картине используется старый прием детали-системы: город Барселона является действующим лицом наравне с героями, что вновь делает акцент на «географическом вдохновении» Аллена. Деталью-системой раннего творчества, как известно, являлся Манхэттен. 
Тем же европейским колоритом и сохранением некоторых прижившихся в творчестве режиссера традиций отличается фильм «Полночь в Париже». Примечательно в этом фильме сохранения амплуа застенчивого необщительного невротика. Таких раньше играл Аллен, в этой картине режиссер передал эстафету Оуэну Уилсону. 
Вуди снимает «Жасмин», представляющий собой стилизованную драму с совсем незначительным элементом комедии. Фильм отличается усложненным образом главной героини: персонаж Кейт Бланшетт очень противоречив и неоднозначен. В сложности и многогранности женского образа «Жасмин» может составить конкуренцию разве что «Энни Холл».

На съемках «Иррационального человека», 2015

А далее – «Магия лунного света». Фильм гармонично сочетает в себе элементы легкой комедии и мощной интеллектуальной подоплеки. «Интеллектуальная комедия». Легкость, воздушность, приятность – и истерики Колина Ферта, вплоть до моргания играющего как Аллен. А еще далее – «Иррациональный человек». Хоакин Феникс – тварь дрожащая или право имеющий? Где-то мы уже это слышали. Осмысление старой темы продолжается, доходя здесь почти до гротеска.

Каннский кинофестиваль открылся новой картиной – «Светская жизнь». Вуди уводит своего благодарного зрителя в 30-е годы, в самое жерло бурлящей кинематографической жизни того времени – в Голливуд. В центре внимания находится молодой парень в исполнении Джесси Айзенберга, приехавший покорять фабрику грез. Очередной вариант жизни, новая история взаимоотношений показана Вуди со всей теплотой и любовью ко всегда глупым и порой жалким людям.

«…Мне вспомнился старый анекдот про парня, который пришел к психиатру и говорит: «Док, мой брат с ума сошел. Он думает, что он курица». А врач говорит: «Так что же ты его не сдашь?». А парень отвечает: «Я бы сдал, да мне яйца нужны». Так и между людьми: мы понимаем, что отношения иррациональны, абсурдны и бездарны, но мы продолжаем жить, так как большинству из нас хочется яиц…». 

Автор: Анастасия Лежакова. 

Комментарии: