Время вышло: обзор лучших фильмов 90-го «Оскара»

Давненько Американская киноакадемия не подходила к организации «Оскара» по принципу «работ над ошибками». И в контексте последних событий, это можно понимать совершенно по-разному. Кто-то сразу обратит внимание на совершенно вычурные статуи Харви Вайнштейна на «кастинговом диванчике» со статуэткой, явно выступающей в качестве фаллического символа. Где-то в глаза бросятся «три биллборда», которые явно намекают на «приз главному педофилу» всея Голливуда, то бишь Кевина Спейси, который (на секундочку) является лауреатом «Оскара». А кому-то вишенкой на торте покажется отважное решение организаторов вновь поставить на объявление «лучшего фильма» Уоррена Битти и Фэй Данауэй, ответственных (вместе с тем-самым-чуваком-который-залип-в-айфоне-а-все-конверты-были-у-него) за самый крупный конфуз в истории Оскара.

Но все-таки хочется верить в то, что на этот раз у руля просто стоят ответственные люди, которые плевались кислотой на ту халтуру, что они устроили в прошлом году. Киммел выложится как ведущий и будет больше удачно шутить про Мэтта Дэймона и про то, что «Субурбикон» и «Короче» даже не попали в наградный сезон, ведь Мэтт Дэймон – отстой (кто не знает об истории этого противостояния – советуем поискать в Интернете). Бомжи и туристы не будут, как испуганное стадо, бегать меж рядами, наполненными звездами высшей величины. Музыкальные номера будут качественно поставлены, и мы обойдемся без страшенных миксовок нескольких песен за раз. Правда, чего уж точно не избежать, это длиннющих монологов о том, какие же мужчины плохие, какой расизм подлый, и о том, что хватит молчать, и вообще TIME’S UP!

Голливуд в огне

Однако, погодите-ка. А что там насчет кино? Скандалы, интриги, разоблачения — всё это добро достаточно клевое, но всё-таки мы читаем все новости про «Оскар» не ради подобного. Это, в первую очередь, киноманское мероприятие. Потому экстремально важно, что же нам предлагают отведать в юбилейном меню. И если из числа 9 номинантов есть хотя бы один фильм с неслабой претензией называться «эталонным американским кино», то это уже удачный год. Благо, что такое гордое звание на 90-м «Оскаре» держится за ирландским драматургом и, по совместительству, одним из лучших сценаристов, работающих на сегодняшний день — Мартином Макдоной. Его «Три Биллборда» являются уникальным примером филигранно выверенной драмы, поднимающей огромное количество важнейших социальных вопросов и тематик, но при этом не выстраивая вокруг этого целую историю, попутно крича «Дайте награду!». Это важное кино не потому, что во главе угла в нем поставлен сильный и противоречивый женский персонаж. Не потому, что оно против расизма и бездействия полиции. А потому что оно не забывает о такой важной вещице, как человеческое милосердие. При этом, чем сильнее сюжет нас подводит к кровавой и беспощадной развязке, тем сильнее работает месседж Макдоны о том, что в каждом человеке есть тяга к миру и добру, какой бы великой не была боль в душе. И да, это определенно один из немногих фильмов прошлого года, которые чудесно уловили скорбное и мрачное настроение 2017 года, но тем не менее — указывают на свет в конце тоннеля и вселяют веру в лучшее.

Забавно. Месяц назад добрая половина человечества назвала бы «Форму воды» своим главным фаворитом в оскаровской гонке этого года, но позднее просмотренные опусы Макдоны и Пола Томаса Андерсона («Призрачная нить») кардинально поменяли ситуацию. Да и впечатления от фильма как-то выветрились, а обвинения в плагиате, в последнее время одни за другим посыпающиеся на режиссёра Дель Торо, оставили неприятный осадок. Но на этом, пожалуй, все конкретные проблемы с данным творением заканчиваются, поскольку он… крайне добротный. Премию «Оскар» за режиссёрскую работу «Форме воды» не избежать: мексиканцу удалось сделать то, о чём мечтал любой ненормальный кинематографист-извращенец — снять кино о любви немой уборщицы и человекоподобного ихтиандра (который любит кушать котов) в жанровом миксе из шпионского триллера про холодную войну (с наконец-то положительным русским персонажем), драмы об униженных и оскорбленных (абсолютно нераздражающей) и даже ретро-мюзикла.

«Форма воды», 2017

Необычные всё ж фильмы в наградной ветке. Даже один из самых успешных хорроров последнего времени претендует на что-то весомое. И не за красивые глаза. «Прочь» —выдающееся кино, которое на западе оценили по достоинству, а у нас восприняли неоднозначно. Что вполне объяснимо, ведь нам немного чуждо «столкновение» афроамериканских и белых культур. Как и «Форма воды», «Прочь» является жанровым экспериментом, но если первый фильм можно отнести к определенному понятию «драма», то картина Джордана Пила умудряется талантливо жонглировать трагическими и комическими мотивами. Вообще, перед нами чудесная сатира. Сатира на истерию по толерантности, сатира на «скрытый расизм», сатира на то безумие, что творится сегодня и сатира на наше разделённое общество.

Про вышеупомянутого Пола Томаса Андерсона как-то и распыляться сложно, потому что кино получилось настолько личным и тонким, что оно сложно поддается какой-либо оценке. Ведь речь идёт об авторской истории высоких и токсичных отношений творца и музы, в которых чётко прослеживаются персональные переживания самого режиссера-сценариста-оператора (да, даже оператора). Такое может прийтись по вкусу далеко не всем. Особенно, если учесть, как специфично эта самая история подается. Хотя если кто тут и достоин наивысших дифирамб приблизительно ото всех, так это Дэниэл Дэй-Льюис, который прощается с актёрской карьерой и решил на прощание громко хлопнуть дверью, показав самый настоящий мастер-класс по тому, как делать объемных, спорных, но бесконечно обаятельных персонажей, деталей которых попросту не сосчитать. С какой-то стороны даже жаль, что гений актёрского мастерства не уйдет с историческим четвёртым Оскаром за ведущую мужскую роль. Потому что в этой номинации есть лишь один фаворит.

«Тёмные времена», 2017

К слову об этом фильме. Будь «Тёмные времена» типовой британской исторической лентой с Гэри Олдманом в килограммах грима, то и этого было бы, в принципе, достаточно. Но если на съемочную площадку приходит такой святой человек, как Джо Райт, то скучать уже точно не придется. Приторно-мелодраматический сценарий вдруг оживает, маэстро Олдман стреляет глазами как в молодые годы, а камера то и дело взлетает в небеса. В своем втором фильме, так или иначе затрагивающем дюнкеркскую операцию (первый был «Искупление»), Райт еще заметно сдерживается, пытаясь не превратить все в грандиозное театральное представление. В итоге получилась элегантная и в меру диковатая мелодрама про милейшего старика, принимающего одно из важнейших решений в истории XX века.

Если перескочить к чему-то такому же милому, как Уинстон Черчилль, то можно обратить внимание на одну из главных «темных» лошадок этой наградной гонки. То бишь, к «Леди Бёрд». Этому милейшему дебюту замечательной артистки Греты Гервиг не очень повезло со всей этой оскаровской историей: к симпатичному, но не претендующему на откровение фильму, стали предъявлять какие-то совсем завышенные требования, начали искать политические подтексты, подключать аппарат гендерных теорий, вдобавок, с какого-то перепугу вменяя автору вину за все происходящее в Голливуде.

«Леди Бёрд», 2017

Но и сводить его к инди-безделушке тоже несколько странно. Это, конечно, не Ричард Линклейтер и не Ноа Баумбах, но на голову выше всей той продукции, тоннами вываливающейся с кинофестиваля «Санденс». У мужа Гервиг научилась хлестко монтировать, прекрасно работать с обычно раздражающими молодыми артистами. И при всех очевидных заимствованиях слышен её собственный голос. Получилось легкое и одновременно пронзительное кино о дурости молодости, невозможности понять чужой опыт и, простите, о первой любви. Может это все и несколько банально, но далеко не на каждом фильме получается практически полностью идентифицироваться с главной героиней.

Интересно, что в этом году вышло целых два таких фильма. «Зови меня своим именем» просто был обязан стать потенциальным лидером всей гонки, учитывая его пикантную ЛГБТ-тематику. На это намекали и запредельные оценки критиков, да и общая шумиха вокруг фильма подогревала определенный интерес и готовила нас к некоему разочарованию. Но, благо, обошлось. Потому как у Луки Гуанданьино вышло простое, незамудренное квир-кино, которое (как и полагается остальным лучшим представителям киносегмента) не выпячивает свою «перчинку» на всеобщее обозрение. Замени в истории какие-то детали, касательно ориентации главных персонажей или их пол, то история не потеряет в своей чувствительности и теплоты. Изящно выдержанный в духе классического итальянского кино прошлого века роман воспитания про первую любовь. Про все её плюсы и минусы. Определенно заберет свою награду за адаптированный сценарий и, хотелось бы, чтобы Академия оценила песни Суфьяна Стивенса, написанные специально для фильма. Так что, если фильм может и не зайти в свете каких-то морально-этических убеждений, то саундтрек точно никого равнодушным не оставит.

«Секретное досье», 2017

Вот мы и подбираемся к концу. «Секретное досье» Стивена Спилберга многие называют самым слабым номинантом на «Лучший фильм» Оскара в этом году. Жалкие две номинации (пускай и фильм с актрисой) и предыдущий проект мастера («Большой и добрый великан», оказавшийся тотальной посредственностью) у некоторых вообще отбили желание сходить в кинотеатр и отдать свои кровные за новую работу великого режиссёра. А зря. Крайне увлекательное, держащее зрителя, если и не в напряжении, то хотя бы в состоянии заинтересованности происходящими событиями, путем удачного погружения в историю и судьбы привлекательных персонажей Мэрил Стрип и Тома Хэнкса. Если вы знакомы с предыисторией, вы не впервые слышите об обнародовании газетой «The Washington Post» (оригинальное название картины «The Post» отсылается к этому изданию) секретных документов о Вьетнамской войне, вы слышали про «Уотергейт» и вообще знаете весь исторический контекст, то оцените кино по-достоинству. И поймете, что «Досье» заслужило даже больше номинаций (по крайней мере, за талантливый сценарий, виртуозный монтаж и операторскую работу). А концовка, отсылающая к великому фильму Алана Дж. Пакулы «Вся президентская рать», сделает приятно любому киноману, который хоть мало-мальски интересуется журналистикой. Или любому журналисту, который хоть мало-мальски интересуется кино. Ну вы поняли.

А что же Кристофер Нолан? Ну, он гений. Правда, главных наград за «Дюнкерк» он не получит, несмотря на то, что это его самый зрелый и честный фильм в карьере. Зато технических наград наберет будь здоров. И это будет правильно, потому что редко в рамках студийного гнета выходят настолько Большие фильмы от Больших режиссеров, которые с размахом подходят буквально к каждому элементу кинопроизводства. Цените такое кино. Цените кино как таковое. Всё будет замечательно, покуда оно есть.

Не дадим сменяющимся трендам и громким скандалам мешать нашему восприятию искусства и встретим же Оскар как киноманское торжество. Пусть победит ваше кино.

Авторы: Иван Родин, Артем Кузовенко, Павел Пугачёв. 

Комментарии: