Уве Болл: как «худший режиссёр планеты» сделал всех

22 июля 2017-го Уве Боллу исполняется 53 года. Наверное, отмечать это событие будет только он и его близкие. Миру же он известен как один из худших режиссёров на свете. Семь лет назад я услышал это определение и решил увидеть всё своими глазами. Так я посмотрел все его фильмы. Почти пятьдесят часов моей жизни. Не считая пересмотров. И это было не зря.

Wanna fight?

Год назад он завершил режиссёрскую карьеру, пообещав больше не снимать фильмы. Нет, дело не в критике и многочисленных петициях с требованием уйти из кино. Недоброжелатели всегда его поддерживали. Мало кто так заряжается от хейта и не всегда справедливой критики. Однажды он вызвал доморощенных «киноблогеров» на боксерский поединок. Субтильные юноши до последнего думали, что он шутит. На ринге оказалось, что это совсем не так. Уве — боксёр со стажем, а ещё бизнесмен, доктор наук и просто бешеный мужик. Финансирование на некоторые из последних работ он собирал с помощью краудфандинга, но в какой-то момент это ему надоело. По его словам, кино перестало приносить деньги, поэтому он послал всех подальше и кардинально сменил род деятельности. Вроде успешно — ресторан немецкой кухни Bauhaus входит в число лучших заведений Ванкувера.

Уве ушёл с ринга кинематографа если не победителем, то уж точно крутым бойцом. В одном из любимых его фильмов, первом «Рокки», Сталлоне не одержал победу, но выстоял все 12 раундов против куда более сильного противника. Так и наш боец. Почти 25 лет кинокарьеры, порядка тридцати поставленных им фильмов, в каждом из которых он выступал и в качестве продюсера. Умудрился найти финансирование для двух десятков лент других авторов. Не поступив в киношколу, не отчаялся и снял с другом две полнометражные комедии за смешные деньги. Получил степень доктора литературоведения за диссертацию про сериалы. Официально лишь один его фильм худо-бедно окупил себя в американском прокате, но до 2010-х он каким-то чудом ни разу не разочаровал продюсеров, умудряясь хитрить с налогами, немецким государственным финансированием, и снимать фильмы за гораздо меньшие суммы, чем указано в бюджете. Не сделал ни одной ленты по заказу студии. Фактически не работал в Голливуде, но каким-то чудом пробрался на американский рынок.

На все случаи жизни один ответ

В лучшие времена выпускал от трёх до пяти фильмов в год. А в 2010-м умудрился снять три фильма в одних и тех же декорациях, с одинаковыми актёрами и схожим набором сцен. Приоритетным продуктом был адский триквел «Бладрейн», а побочными: пародия «Блюбарелла» и суровейший «Освенцим». Половину хронометража последнего занимают интервью с молодыми немцами, ни черта не знающих об истории своей страны. Другая половина — инсценировка пыток и убийств. Сам Уве с блеском исполняет роль нациста, запускающего людей в газовые камеры. Форма ему к лицу.

Негативного имиджа он совершенно не боится. Расистские и сексистские высказывания, наезды на своих актёров после съемок, оскорбления в адрес других режиссёров, избиение манекена Майкла Бэя — обычные для него вещи. Чтобы далеко не ходить, он завёл YouTube-шоу, где довольно экспрессивно высказывал свои политические взгляды, рекламировал будущие проекты и затирал про жизнь. Без этого проекта можно было и обойтись. Определённое очарование его личности быстро рассеивается при слишком близком и подробном знакомстве с ним.

*знаменитая встреча с режиссером «Трансформеров»

Главное произведение его творческой карьеры — трилогия Rampage, к которой он, без преувеличения, шёл всю жизнь. Начиная с первого самостоятельного фильма, снятого ещё в Германии, Болла всегда вдохновлял амок. Это прижившееся в немецком языке слово, обозначает резкие, немотивированные вспышки насилия. Так он назовет одну из своих кинокомпаний, на которой сделает все три части «Rampage». Amoklauf («Неистовство») — название его немногословного дебюта, в котором мрачный парень круглыми сутками смотрит телевизор, после чего расстреливает из пистолета случайных прохожих в парке. Этот эпизод, снятый в рапиде — наверное, самый красивый в его творчестве. Больше такого он себе не позволит. Эстетическая сторона убийства, да и красота кадра вообще, будут интересовать его в последнюю очередь. В определённой мере его язык антиэстетичен: вечная тряска камеры, весьма условный грим, пренебрежение к композиции кадра. Часто он прикладывает все усилия, чтобы фильм не казался красивым. Получается не всегда. Например, он влюблён в канадские лесные пейзажи, хоть и старается снимать их как можно меньше.

Герр Уве в фильме «Освенцим»

Болл не моралист. Поэтому Rampage срабатывает так сильно. Три злющих фильма про парня из тихого американского городка, который однажды взрывает полицейский участок, грабит банк и превращает кучу людей в гору трупов. В сиквеле он доходит до офиса телекомпании, а в триквеле убивает президента США (к сожалению, это остается за кадром). Но интересна там не столько боевая часть, честно говоря, довольно сухая и монотонная, сколько специфический моральный кодекс героя. Он ведет видеодневник, в котором критикует американскую военную политику, грабителей с Уолл-Стрит, социальную несправедливость, общество потребления, всеобщую тупость и…. жажду насилия. Свои действия он тоже осуждает, называя себя продуктом такого общества, которое должно искоренить само себя как можно быстрее. К финалу третьей части у довольно путанной философской концепции появляется много последователей, берущих в руки оружие. В США трилогия не снискала особого успеха, но ожидаемо стала практически культовой в России. Идея отмщения низов крайне популярна у нас, как к этому не относись.

В Rampage Болл с трудом сдерживает симпатии к главному герою. В сиквеле даже не пытается это скрыть

Казалось бы — ничего необычного. Серия недорогих боевичков про народного мстителя с квазианархистскими идеями. Но это абсолютно аморальная серия фильмов, что и делает её интересной. Болл выворачивает жанр боевика наизнанку, лишая зрителя возможности эмпатии к персонажу. Но автор и не осуждает его, а даже симпатизирует. Во многом это заслуга исполнителя главной роли, а заодно соавтора сценария и продюсера — Брендана Флетчера. Уве хоть и часто срывается на актёров, но своих постоянных артистов очень ценит. Флетчер здесь выступает в качестве режиссёрского альтер-эго, со схожими политическими взглядами и, наверное, выражает скрытые желания самого постановщика. Надеемся, что Уве Болл не решится воплотить что-то из этих задумок в реальность.

Родной брат франшизы — «Нападение на Уолл-стрит». Драма с элементами боевика. У инкассатора не хватает деньги на лечение жены, а банк отбирает все его накопления. Результат весьма предсказуем. Хит видеозаписей ВКонтакте. В отличие от Rampage, к герою трудно не испытать эмпатии, Доминик Пёрселл из сериала «Побег» очень старательно играет лицевыми мускулами.

Те самые вставки

Другой родственник — «Сердце Америки». Своеобразный ответ «Слону», хоть и снятый на год раньше фильма Ван Сента. Примерно то же самое, но ровно наоборот. Нервно и суетливо, без метафизических блужданий по школьным коридорам, но с чёткой расстановкой акцентов. Злое кино про злых школьников в злой Америке. Очередное упражнение в горячо любимом Боллом жанре «никого не жалко».

Второй по заметности фильм Болла после Rampage — Postal. Экранизация той самой игры, в которой кошку можно использовать в качестве глушителя. Бен Ладен и Джордж Буш танцуют под ядерным дождём, террористы спорят о девственницах в раю, полицейские избивают инвалида, а сам Уве в роли продавца детских игрушек шутит про нацизм и педофилию. Много мёртвых детей. Да, это комедия. Одна из любимых у автора этого текста. Фильм достигает уровня зрелого творчества Ллойда Кауфмана, а по смелости и нахальству кладет на лопатки любой фильм Саши Барона Коэна. При всей намеренной трешовости происходящего, это самый лиричный фильм Болла. Более положительного главного героя у него трудно представить. Грустная история про человека, который не может найти своё место в жизни.

*Примерно таким же образом происходит выбор новых авторов для журнала

Что касается других экранизаций видеоигр. Это всё чистая коммерция, по духу и подходу напоминающая российское кооперативное кино начала 90-х. Дешёвые, дурацкие фильмы за три рубля, сделанные ради отмывки денег. Но и там Болл умудрялся отрываться. Первая «Бладрейн» вошла в историю кино удивительным мискастом и одной эффектной эротической сценой, сиквел же — редкий представитель вампирского вестерна в канадской слякоти. Трудно отыскать более сонный фильм, но специфическая атмосфера по-своему затягивает. Трилогия «Во имя короля» претерпевает удивительные изменения. Начавшись как бюджетный клон «Властелина колец» с Джейсоном Стэтэмом, франшиза движется в сторону уморительных боевиков про путешествие в сказку. То Дольф Лундгрен оказывается в канадских лесах, то Доминик Пёрселл в Болгарии удирает от дракона на Жигуле. «Фар Край» на проверку оказался ностальгическим боевиком про Швайгера в тропиках. Не сильно хуже каких-нибудь «Неудержимых», зато с зомби и Удо Киром. «Дом мертвецов» — уникальный в своем роде фильм-видеоигра. Тупые подростки оказываются на военном полигоне, где на них нападают зомби: бегающие, прыгающие и делающие сальто. Периодически возникают резкие вставки кадров из самой игры (автоматы с ней любили ставить в кинотеатрах). Как минимум, это очень смешно. «Один в темноте» — уникально плохой триллер, с редкостным упорством делающий вид, что всё нормально. Самое страшное там происходит на финальных титрах, когда выясняется, что сценарий писало аж целых три человека.

Именно за эти работы ему отвесили больше всего тумаков и припоминают до сих пор. Удачными он сам их тоже не считает. Зато Голливуд на некоторое время отказался от действительно идиотской затеи по перенесению видеоигр на большие экраны.

«Бладрейн-2», 2007

Совершенно иным образом Болл подходит к военной теме. Тут он уже совершенно серьезен. Бесчеловечный «Освенцим»— один из самых честных фильмов про Холокост. «Макс Шмелинг» — редкая удача в специфическом жанре спортивной драмы на фоне войны. Байопик про любимого боксёра Гитлера. Красивое историческое кино с неспешным ритмом и редким для постановщика вниманием к деталям. Если бы не лицемерие многих зрителей и сложная история с прокатом, то он спокойно бы занимал почётное место во всевозможных списках лучших фильмов про спорт. «Туннельные крысы» — двухкопеечный «Взвод» в кромешной темноте и на актёрской импровизации. Неожиданно душевно. По его мотивам шустро сделали кошмарную видеоигру, которую зачем-то целиком прошёл автор этого текста.

Видеоигра «Туннельные крысы». Так себе экспириенс

Особняком стоит мощнейший «Дарфур», повествующий о геноциде в Судане. Никакой сентиментальности, добрых белых людей и прочей муры для «Оскаров». Только предельно натуралистичная инсценировка ужаса, который происходит в наше время при всеобщем равнодушии. Даже Эдвард Ферлонг, Кристанна Локен и Билли Зейн выглядят тут уместно в ролях мрачно офигевающих журналистов, которые ничего не смогут с этим поделать.

На съёмках «Макса Шмелинга» боксёрские навыки Уве Болла пришлись как нельзя кстати

За камерную тюремную драму «Стоик» Болла чуть не записали в арт-хаусники, от чего он с привычной грубостью отнекивался. Мрачнейший триллер «Сид» про недобитого смертника вообще отказывается хоть как-то нравиться зрителю, чем и привлекает к себе внимание. Как и сам Уве. При всей его общительности — удивительно нелюдимый человек. Практически всю жизнь работал с одним оператором и композитором, крепко держится за кучку преданных ему актёров. Снял три десятка фильмов, но так и толком не влился ни в какую киношную тусовку. Да, он весьма средний постановщик. Но у него есть свой стиль, который с годами развивался, претерпевал изменения. Его усердию и трудолюбию остается только позавидовать. Как и отваге. Неудачи и провалы бывают у каждого творческого человека. Просто во многих случаях помнят только об успехах, а в случае с Уве публика оказалась удивительно злопамятной. Но он не обиделся. В его заключительном фильме есть сцена после титров, в которой появляется сам режиссер, снимает кепку и уходит в лес. Вам должно быть грустно, но у него всё хорошо. Он сделал вас всех. И ушёл победителем.

Автор: Павел Пугачёв. 

 

Комментарии: