«Тройная граница»: По кочкам, по кочкам, по маленьким дорожкам

В 2004 году журналист-фрилансер Марк Боал был внедрён в группу американских сапёров, отправившихся на Иракский фронт. Он пробыл там порядка двух недель, в течение которых занимался жизнеописанием рабочей рутины солдат, выезжавших на задания по обезвреживанию бомб по 10-15 раз на дню. Всем пережитым эмоциональным багажом Марк делился с Кэтрин Бигелоу по переписке, в перерывах от работы над статьей для Playboy «Человек в костюме сапёра». К слову, лонгрид был посвящен опытному армейскому взрывнику Джеффри Сарверу, ставшему прототоипом главного героя «Повелителя бури» — первого сценария Боала. Это был первый фильм об Иракской войне, целиком и полностью сфокусированный на солдатах и переживаемом ими опыте, но самое главное — он исследовал тему, которую достаточно сложно раскрыть в рамках новостного репортажа или того же лонгрида. А именно психологию солдата, который бросается на амбразуру снова и снова, пока все остальные уносят ноги в противоположном направлении. Бигелоу, снимавшей крутое кино про немногословных и противоречивых мужиков, идея пришлась по душе. Особенно её привлекала перспектива поразмышлять над тем, как служба и применение своих навыков в уместной среде становятся для человека аддиктивными и заменяют мирную жизнь. Так и сформировался убойный дуэт Бигелоу/Боал, первое творение которого привело их к «Оскарам» в 2009 году.

Кэтрин Бигелоу и Марк Боал

Однако, ещё в 2008 году, когда «Повелитель Бури» находился на стадии постпроизводства, тандем работал над проектом «Тройная Граница», рассказывающем о наркотрафике в Латинской Америке как источнике финансирования мирового терроризма. С этим проектом они обратились к продюсеру Чарльзу Ровену, чтобы тот смог организовать переговоры со студийными боссами. Спустя пару недель после вручения статуэток, Боал отправил Paramount первый драфт сценария, чем заработал «Границе» «зелёный свет» и бюджет в 60 миллионов долларов. Ситуация складывалась неприлично гладко. До того момента, как начался отбор актёров. Средств вложили немало, отбивать их нужно. Следовательно, без звёздной силы — никуда. Вокруг проекта начали витать имена самых крупнокалиберных актёров Голливуда: Шона Пенна, Кристиана Бэйла, Хавьера Бардема. Планы были настолько грандиозные, что Ровен от счастья не мог перестать говорить о «Тройной границе» и причастных к ней людях. Чем лишь провоцировал один инфоповод за другим. Ярче всех запомнился казус с Томом Хэнксом, «утвержденным» на главную роль, и потому вовсю бегающим в качалку и наращивающем там крутизну, свойственную матёрому оперативнику. Только это не вышло за рамки продюсерских грёз. В итоге они столкнулись с суровой реальностью в лице  официального представителя Хэнкса, опровергшей всё, сказанное Ровеном, кроме комментариев касательно физической формы актёра. Как будто этого не было достаточно: прибавились новости о том, что Уилл Смит захотел присоединиться к фильму, но Бигелоу не разделяла его энтузиазма и избегала переговоров, несмотря на мольбы студии и агентов. Слухи начали наслаиваться друг на друга, над «Тройной границей» образовался новостной ореол, который держал проект на плаву какое-то время. В 2014 году проект достиг критической точки, бесповоротно потеряв Бигелоу и Боала. Причин этому можно придумать целое множество и практически в каждой найдётся доля правды. С момента разработки, из года в год, кастинговые аппетиты стали расти всё больше, а вместе с ними бюджет начал раздуваться на ровном месте (на момент 2014 года он перешагнул 80-миллионную отметку). Ситуацию не улучшал и запрет властей Парагвая и Аргентины на проведение съемок: представители обеих стран обеспокоились за престижность в глазах туристов, которым вряд ли захочется отдыхать в «центре финансирования терроризма». Творческие разногласия с продюсерами тоже имели место быть. Хотя точка невозврата была достигнута куда раньше.

«Повелитель бури», 2008

2 мая 2011 года была проведена операция «Копьё Нептуна», в ходе которой был ликвидирован Усама Бен Ладен. Ночь, когда целая нация восторженно ликовала и праздновала смерть своего злейшего врага, стала поворотной для всей страны. По счастливейшему стечению обстоятельств, у Боала с Бигелоу был вполне себе рабочий сценарий фильма про охоту на террориста  №1. И поскольку сама история решила дописать к нему логическую концовку, фильм запустился в производство спустя несколько дней после этой новости. На свет вышла «Цель номер один» — не только искусно поставленный злободневный триллер, но и идейный продолжатель тем «Повелителя Бури». И да, вновь на военную тематику. А делать после двух военных фильмов третий, да ещё и с тем ворохом неприятностей, что следует за «Тройной Границей» по пятам, не представляется интересным. Боалу и Бигелоу важнее делать кино событийно важным и актуальным. Взять хотя бы их последний проект  — «Детройт», — вышедший в 2017-м году, когда настроения борцов за социальную справедливость были крайне реакционными. Плюс, уже в 2013 году замаячил сценарий Тейлора Шеридана к «Убийце» Вильнёва на ту же тему. Никто не утверждает, что всё произошло именно так, но уж больно складная выходит картина.

«Цель номер один», 2012

Сценарий Боала бесхозно барахтался по студиям три года.  До тех пор, пока Paramount не приняли решение нанять Джей Си Чендора. Круглый отличник и зануда, работающий исключительно со своими сценариями, Чендор рискнул попытать своё счастье в качестве экшн-постановщика. Выбор продюсеров можно назвать удачным — они добились своего и вывели проект из анабиоза, встряхнув его творческой силой талантливого кинематографиста. «Тройная граница» пережила клиническую смерть и вновь задышала полной грудью. Но только чтобы набить новые шишки на старых граблях. Постепенно сформировывающийся звездный состав (Том Харди, Ченнинг Татум, Махершалла Али) теперь банально не мог сработаться друг с другом. Масла в огонь подливал сам Чендор, активно переписывавший тот самый несчастный первый драфт Боала в совершенно другое кино. А именно — в фильм-ограбление о солдатах удачи, решивших взять своё у очень злого и могущественного наркобарона. Ходит молва, что столь радикальное изменение сценария поспособствовало побегу Харди и Татума из проекта. Что означало одно: «Граница» снова умерла и казалось, что она присоединилась к «Наполеону» Кубрика или «Дюне» Ходоровски. Стала фильмом, которому буквально суждено не родиться на свет.

«Тройная граница», 2019

Однако, судьба-злодейка перетасовала карты по-своему. Во время этой бесконечной чехарды с актёрами, сценариями, бюджетом и новостями, случилось чудо. У Paramount сменился председатель и исполнительный директор, а у Netflix появился ответственный за поток оригинальных фильмов на сервисе. Так что в марте 2018 года они встретились — «Тройная Граница» вместе с Чендором и его версией сценария переехали на стрим-сервис. Летом того же года персонажи обрели лица Оскара Айзека, Педро Паскаля, Чарли Ханнема и Гаретта Хедлунда. В это же время Бен Аффлек отчаянно сражался со своим алкоголизмом, и его персонаж чуть было не превратился в бородатого Марка Уолберга. Обошлось. 64 съемочных дня прошли как по маслу. 13 марта 2019 года состоялся долгожданный релиз.

«Тройная граница», 2019

Принимая во внимание тот факт, что из «Тройной границы» мог получиться спорный проект класса «А», несколько грустно осознавать итоговую трансформацию этого сценария в крепко сбитую бэшку. Особенно в свете того, что в ней проскакивает дух Боала, его социально-политическая позиция, симпатия к непростым характерам солдат и ключевая тема о войне как смысле жизни. Фильм выглядит неряшливо, а то и перегружено, при общей изящности сценария, выделяющего умеренное количество времени на экспозицию, привитие симпатии к персонажам, и непосредственно само действие. Весь первый акт хочется встать в позу и окрестить чендоровскую «Тройную границу» лентой, о которой интереснее рассказывать, чем смотреть. В чём есть здоровая доля правды. Если бы не одно «но». Несмотря на некоторую трафаретность постановки, очевидные кастинговые, музыкальные и визуальные решения, кино получилось.

«Тройная граница», 2019

Отказавшись от мегазвёздного каста в пользу фактурного и харизматичного, фильм приобрёл куда больше, чем рисковал потерять. Чувствуется химия между героями, за каждым из которых имеется определенный бэкграунд. Это могут быть подбитые колени Поупа (Айзек), за которые он хватается во время пешей погони по фавелам. Или едва заметные наркоманские ужимки Сома (Паскаль), пойманного на кокаине и лишенного пилотской лицензии. Да стоит хотя бы пропустить через краткий анализ Рэдфлая (Аффлек), у него так вовсе лучший персонаж на весь фильм. Брошенный солдат, не нужный своему государству, и неспособный никак обустроиться на «гражданке». Ходячий кризис среднего возраста, которому спокойно лишь под градом пуль с пистолетом в руке. Ставка на Аффлека в этом образе сыграла на руку фильму. Впрочем, это касается всего актёрского состава. После тех многочисленных рекастов, что пережил проект и благодаря которым он обрёл дурную славу, было бы иронично погореть именно на этом. Но все два часа хронометража мы имеем честь наблюдать слаженную командную работу людей, которым веришь, что они способны плечом к плечу пройти через огонь, воду и медные трубы. Тем более, что во время съемок им реально приходилось проползать тонны грязи и мёрзнуть в скалах. Спасибо удачно подобранным локациям, отлично заменившим натурализм Бигелоу в угоду зрелищности. Её тут предостаточно, ведь фильм выглядит богато и операторская работа Романа Васьянова, с его страстью к окутанным туманом горным массивам, лишь накидывает баллов. Отрадно и за самого Чендора, который не оказался во всей этой ситуации козлом отпущения. Впервые работая с немалым бюджетом, да и ещё в жанре приключенческого боевика, Джей Си отважно рвётся в бой, не теряется и справляется с боевой задачей. То Металлику на титры поставит, то бордель с гранатомёта разнесёт, то тактичный стэлс-экшн филигранно подаст, то грузовой вертолёт с Анд навёрнет. И всё одинаково удачно, а главное — расслабленно и без хмурых бровей. За 10 лет производственного ада лучшего исхода и придумать нельзя.

P.S Ослика жалко.

Автор текста

Артём Кузовенко
Артём Кузовенко
Главный ценитель Николаса Кейджа после самого Николаса Кейджа и его родственников. Зачем-то смотрит все фильмы, выпущенные компанией A24, до сих пор верит в существование американского независимого кино. Обитает в русском Лос-Анджелесе (Ростов-на-Дону).

Комментарии: