Ты со мной говоришь?

taxidriver1
Ты со мной говоришь?

По улицам ночного Нью-Йорка, заплывшего яркими огнями фар, фонарей и светящихся вывесок, едет желтое такси. За рулём сидит задумчивый, угрюмый водитель, замученный бессонницей. Его зовут Трэвис Бикл, и он полон мыслей о том, как прогнил этот город. «По ночам выползает всякая мразь: шлюхи, сутенёры, ворьё, голубые, бродяги, наркоманы — больные и порочные. Придёт день, и ливень смоет с улиц всю эту падаль”, — размышляет таксист. Бикл ещё с премьеры классического фильма Мартина Скорсезе стал икононическим персонажем кинематографа. Его меняющийся внешний вид, неоднозначность поступков и привлекательная харизма впились в память каждого зрителя, посмотревшего «Таксиста». Трудно сказать, что Трэвис абсолютно положительный или отрицательный персонаж (хоть он и занимает 30 место в списке «величайших злодеев по версии AFI»), ведь его идеология и мотивы довольны спорны.

Влиятельный британский киновед Робин Вуд охарактеризовал взгляды Бикла, как «квази-фашистские», а наш отечественный критик Андрей Плахов назвал Трэвиса «далеким предшественником фанатиков-антиглобалистов, взрывающих торговые центры и рассылающих смертельные бандероли». Тот метод, который выбирает таксист для борьбы с порочной «грязью», конечно же радикален и жесток, но с другой стороны Бикла можно понять, так как другой вариант просто невозможно найти. Он жаждет справедливости, ему нужен проблеск света, и ничего не остается делать, кроме как убивать истинную заразу, особенно когда речь идет о спасении прекрасной Айрис (Джоди Фостер). Трэвис очень одинок, и это становится основной трагедией фильма. Он постепенно сходит с ума и теряет свои социальные навыки (о чем и говорит сцена с Бэтси в порнокинотеатре) из-за того, что его разум «утонул» в атмосфере городских пороков. Одиночество Бикла замечательным образом раскрывается не только во внутренних монологах героя, но и, конечно же, в культовом эпизоде «You talking to me?», где Трэвис разговаривает перед зеркалом с самим собой. Как бы вы ни относились к идеологии и итоговому поступку этого персонажа,  вы в любом случае ему сочувствуете, жалеете и понимаете.

maxresdefault-2
«Таксист», 1976

Такой мощный образ — это не только заслуга сценариста Шредера и режиссёра Скорсезе, но и настоящий актёрский триумф Роберта Де Ниро. Ему удалось на протяжении всего фильма держать мастерский баланс между сдержанной игрой и частыми всплесками эмоций, что подчеркивает реалистичность характера. А то, как Де Ниро изобразил ломающуюся личность Трэвиса, — достойно чего-то большего, чем просто похвал. Это самая впечатляющая актёрская игра в кино, её невозможно переплюнуть даже через целые десятилетия. Но что самое удивительное — несмотря на особо выделяющегося Де Ниро, другие актёры вовсе не блекнут на его фоне. Персонажи Сибил Шепард, Харви Кейтеля, Леонарда Харриса и совсем юной Джоди Фостер — великолепный букет характеров, составляющий окружающий мир таксиста.

Рассказывая историю Бикла, Скорсезе и Шредер частично затронули тему судеб представителей «потерянного поколения», к которым относят ветеранов войны. В 70-х было полно «выходцев» с Вьетнама, которые оказались неспособны адаптироваться к социальной среде. Скорсезе настолько проникся всем этим, что решил попробовать себя не только в качестве холодного режиссера-наблюдателя, но и в роли автора эдакой большой киношной энциклопедии боли и страха, указывая на недостатки нашего с вами общества. И, как ни странно, но «Таксист» до сих пор актуален и мало чего изменилось: сколько вокруг одиноких людей, сколько грязи и насилия! В некотором смысле это «кинобиблия» со своими заповедями и описанием человеческих грехов.

tumblr_nhx86bbm9o1rsyukao1_1280
«Таксист», 1976

Для визуализации своих идей Скорсезе пригласил талантливого оператора Майкла Чэпмена и, Боже, это возможно лучшее визуальное творение ever. В стиле импрессионизма с нотками нуара оператор рисует картину инфернального ночного города, создавая бесподобную атмосферу, благодаря которой мы погружаемся в мир Трэвиса Бикла. А бурная дневная жизнь Нью-Йорка снята в замедленном ритме, slow-motion, что подчёркивает обостренность восприятия главного героя. Всё, что зритель должен увидеть глазами таксиста, он видит с помощью чэпменовских усилий. Не сказал бы, что дополнением, а скорее наоборот, как одна из важнейших составляющих «Таксиста», идёт оригинальный саундтрек от Бернарда Херманна. До боли прекрасная (опять же лучшая) романтическая мелодия саксофона противопоставляется тревожной барабанной дроби, что как бы намекает на внутренний конфликт главного героя. Вообще сочетание высококлассной операторской работы и грандиозной музыки является частью уникального киноязыка режиссера Скорсезе, ведь это самый эффективный способ заставить зрителя погрузиться в фильм, стать непосредственной частью действия.

hjmjkavoz3n2kwbkgasbfdugwhu
«Таксист», 1976

Практически в каждом своем фильме Мартин создаёт колоссальное напряжение, местами достигающее пика. Хотя плевать на «Отступников», а тем более на «Остров проклятых», ибо «Таксист» — самое «триллерное» кино Скорсезе. Возможно, это просто магия, когда ты возбужденно вжимаешься в кресло и не знаешь, что тебя ждет дальше (даже несмотря на то, что данное кино ты уже видел). То, как Бикл строит планы, или же когда он приходит на площадь, чтобы убить Пэлантайна, заставляет биться сердце еще сильней. Нет никаких внезапных сюжетных поворотов, есть только сценарный талант и режиссерское остроумие. Прибавьте к этому всему еще и драматургию, тогда получите невероятную эмоциональную отдачу. А для доказательства победы Скорсезе как художника, можно привести в пример сцену, когда камера плавно отлетает от сидящего на диване Трэвиса к напуганной Айрис, в конце концов попадая на улицу, заполненную толпой зевак. Да, тут изыски не только как технические, но и художественные, потому что режиссер здесь использует практически все главные элементы, важные «рычаги» эмоций. А далее следует сентиментальный (в хорошем смысле), чувственный и очень красочный финал, который фактически выявляет всё то, за что мы и любим такую штуку как кинематограф.

«Таксист» — это эталонный фильм, с помощью которого Скорсезе переосмысливает Голливуд в свете уроков «французской новой волны». Краеугольный камень «нового Голливуда», повествующий о неоднозначном, но таком, чёрт побери, близком и понятном человеке. Хочется описать гораздо больше эмоций, но это уже своё — внутреннее и потаенное.

Автор: Иван Алонзов. 

Комментарии: