«Хрусталёв, Машину!»: смерть как повторяющееся забвение

Живая мертвечина.

Без лишнего повода вспомним шедевр Алексея Юрьевича Германа «Хрусталев, машину!». О пугающем окне в холодную зиму и лето 1953-го рассказывает наш товарищ Антон Ямпольский.

Алексей Герман: память vs история

Отвлечемся от утомительной «оскаровской» суеты и поговорим о действительно важном кино. В четверг был день памяти Алексея Юрьевича Германа. В честь этого Елена Володченко пересмотрела его небольшую, но грандиозную фильмографию и подумала о времени, памяти и роли отца в его картинах.