Окей, Google: Почему «Поиск» — однозначная победа для формата ScreenLife

После смерти супруги Дэвид Ким постепенно отдаляется от дочери. Они живут под одной крышей, но он, сам того не ведая, понятия не имеет, какой у Марго образ жизни, чем она занимается и есть ли у неё друзья (как выяснится позже — нет). Однажды девушка перестаёт отвечать на звонки и бесследно пропадает. Пока полиция занимается расследованием, самостоятельные поиски Дэвида упираются в единственное, что Марго, как и почти вся молодёжь, предпочла реальной жизни — её ноутбук.

Собственно, всё, что последует за завязкой, будет разворачиваться на дисплее этого самого ноутбука. Речь идёт о новомодном формате ScreenLife, придуманном продюсером фильма Тимуром Бекмамбетовым и позволяющем наблюдать за происходящим буквально глазами героев. Такой метод повествования уже был задействован в его нескольких проектах, включая кассовый хит «Убрать из друзей» и недавнюю «Днюху!» Романа Каримова. О художественной ценности этих фильмов можно спорить сколько угодно, но трудно не признать, что «Поиск» — однозначный триумф как для его создателей, так и для формата в целом.

«Поиск», 2018

Мировая премьера «Поиска» состоялась на фестивале независимого кино «Сандэнс», и со стороны продюсеров выбор строгой публики в качестве первых зрителей далеко не беспочвенный. Это кино не столько развлекательное, сколько пугающе актуальное. В попытках найти дочь Ким тщательно изучает её жесткий диск, заходит в аккаунты социальных сетей и вчитывается в личные переписки, но любая деталь, похожая на ключ к развязке, оборачивается очередной стороной жизни Марго, о которой Ким не подозревал. Мысль о том, что многофункциональный гаджет располагает большим вниманием подростка, чем его родители, едва ли кого-то удивит, но подход режиссёра к страху перед незнанием собственного ребёнка, как к источнику саспенса, позволяет фильму шокировать, обманывая зрительские ожидания, и делает просмотр более вдумчивым.

По словам Тимура Бекмамбетова, Аниш Чаганти сам предложил ему идею «Поиска», которым впоследствии дебютировал в режиссуре. Начало его (хочется верить, что в дальнейшем успешной) карьеры уже носит по-настоящему уникальный характер — хотя бы потому, что этот фильм невозможно представить вне формата ScreenLife. Если мысленно перенести действие с экрана ноутбука в реальную жизнь, то история станет похожей на проходной детектив для канала ТВ-3. Чаганти не использует форму для пижонства или пустого развлечения, он блестяще вплетает её в повествование и делает его неотъемлемой частью, тем самым доказывая, что ScreenLife — не краткосрочный тренд, а многообещающий киноязык, который ещё предстоит освоить и развить большим режиссёрам.

«Поиск», 2018

Показывая влияние техники на повседневную жизнь, Чаганти не забывает о нравственной стороне конфликта. Да, большая часть наших действий не обходится без касания дисплея: гаджеты увлекают, помогают, ставят в зависимость и в конце концов доминируют — но корень всех несчастий в «Поиске» кроется не в техническом прогрессе, а в моральном выборе, который герои не решаются сделать, и в проблемах, решение которых они всячески пытаются избежать. Такая расстановка акцентов делает фильм чем-то большим, чем занятный аттракцион.

«Поиск», 2018

Своего рода экспириенсом становится эффект присутствия. Чагати опускает скримеры и твисты, чтобы напугать насущным: хрустом клавиш, за которым может последовать шокирующая правда, пропущенными звонками и непрочитанным сообщениями, сулящими всё что угодно, уходом от реального к нереальному. Из таких мелочей «Поиск» формирует портрет эпохи, где грань между личным пространством и цифровым миром окончательно размыта. Но пагубность гаджетомании едва ли заслуживает упрёков — особенно сейчас, когда из неё рождается кинематографический стиль.

Комментарии: