Перестроечное кино Никиты Михалкова

Какой подвиг совершил режиссёр Никита Михалков во времена Перестройки? Почему его старые фильмы так дороги для нас? Всё это (и многое другое) вы узнаете из нашего первого текста в рамках цикла материалов о «перестроечном кино».

460670
«Утомлённые солнцем», 1994

Нынче принято всячески обругивать Никиту Михалкова: как личность, так и режиссёра. Такое время. Мол, позорит он наше кино своими «Солнечными ударами», да сиквелами «Утомлённых солнцем». И ведёт себя как «самовлюблённый барин», которому всё дозволено. Но давайте вспомним про культурную значимость (для нашей страны) его старых картин. «Свой среди чужих», «Раба любви», «Родня», «Неоконченная пьеса для механического пианино», «Пять вечеров» — вечные шедевры, уже классические произведения, повлиявшие на целые поколения отечественных кинематографистов. Каждый фильма Михалкова как отдельная и интересно рассказанная история. Вдобавок хочется  сказать спасибо Никите Сергеевичу за один правильный и смелый поступок, о котором мы сегодня поговорим: он один из немногих, кто снимал настоящее кино во времена тотального кризиса.

Перестройка, развал СССР, приход Ельцина к власти — события, оказавшие сильное влияние не только на жизнь простых граждан, но и на современное русское искусство, в особенности на кинематограф. Как говорится, «всем вдруг стало всё можно, но никто не знал как надо», да и денег совсем не было. В 90-е выпускалось по 20 фильмов в год, в большинстве своём это «раковая опухоль» про секс без секса, тюрьму и клюквенные мотивы, лишь изредка попадались бриллианты, достойные просмотра и денег. На самом деле упадок начал чувствоваться уже под конец 80-х: несмотря на то, что тогда впервые были выпущены ранее не пережившие цензуру «Покаяние» Тенгиза Абуладзе и «Долгие проводы» Киры Муратовой, хороших же «новых картин» выходило мало. Новая советская волна, о которой так грезили кинематографисты, обернулась выходом этих самых полочных картин. Правда, о которой так в новое время хотелось поговорить в кино, оказалась вскоре уже не в то время, и не в том месте.

ochi-chyornyie-scene-6-png
«Очи чёрные», 1987

«Очи чёрные» — совместный проект СССР и Италии, снятый по мотивам нескольких рассказов Чехова, и принесший Никите Сергеевичу славу за рубежом. Место в списке лучшей тысячи фильмов в истории по версии критиков из New York Times, третья номинация Марчелло Мастроянни на «Оскар» и приз Каннского кинофестиваля за лучшую мужскую роль — такого не ожидали даже самые ярые поклонники режиссёра. Любитель стилистики Висконти и Бергмана, сторонник тяжелых историй, Михалков с течением лет всё очевиднее стал предпочитать более лёгкий и массовый киноязык, облегчающий восприятие зрителя, из-за чего он и превратился в объект критики. В «Dark Eyes» (английское название фильма) режиссёр не стал трансформировать свой авторский почерк и не сделал перехода к новому формату, а, скорее, наоборот — снял что-то приближённое к «Пяти вечерам», но при этом сотрудничество Мастроянни и Михалкова можно считать первым толчком к более позднему Никите Сергеевичу, благодаря своей простоте и преувеличенным образам окружающей действительности. В целом, фильм заслужил всех похвал, несмотря на свои некоторые огрехи. Главный плюс — Романо Патрое в исполнении дорогого Марчелло. Возможно, самый удачный образ среди лучших персонажей Михалкова. Главная беда была в том, что в России картина была встречена прохладно: сыпались обвинения в фальши и отсутствии патриотизма. Ну, опять же, время такое было.

В 1990-м году выходит «Автостоп» — один из самых симптоматичных фильмов девяностых в России. Если «Очи» в обаятельно сатирической форме демонстрируют контраст между русской и итальянской культурой, то происходящее в этой картине, иначе как отборной клюквой и не назовешь, ибо итальянец и связанные с ним действия — крайне карикатурны. Может, смотреть и интересно, но уж больно здесь всё несмешно и преувеличено. Примечательно, что фильм снимался как реклама автомобиля, а в итоге снятого материала оказалось вполне достаточно для монтажа полновесной картины. Вот вам и результат.

urga-territorija-ljubvi-1-avi-image6
«Урга — Территория любви», 1991

Следующий год ознаменовался выходом «Урги», тем самым брилиантом девяностых. Странная по своему описанию, но абсолютно безупречная по содержанию и исполнению лента не зря была удостоена «Золотого льва» Венецианского кинофестиваля. Анекдот о том, как жена монгола посылает своего мужа за презервативами, постепенно превращается в поэтический анализ ситуации с распадом Советского Союза. Плюс, в размышление на тему потери традиционной морали и национальных корней. Проще говоря, «Урга — территория любви» — фильм с простым и прямолинейным сюжетом, но с совсем разными идеями и посылами. Картина и по сей день остаётся замечательным примером вдохновляющей притчи с роскошным визуальным рядом и талантливой режиссурой. Выход такого произведения во времена Горбачёвской перестройки оказался как нельзя кстати, формально став последним шедевром советского кино и первым современным российским художественным высказыванием. Здесь Михалков превзошел самого себя.

Ещё в 1980-м году Никита Сергеевич начал работу над документальным фильмом «Анна: От 6 до 18». Дочь кинорежиссёра Аня (Анна Михалкова) в течение 12 лет отвечает на одни и те же вопросы своего отца. Ответы девочки монтируются с хроникой тех лет, во времена которых задавались вопросы. Сквозь призму ответов Ани проходит множество ключевых событий: смерть генсеков Брежнева, Андропова, Черненко, Перестройка и крах советской империи. «Что ты любишь больше всего? — Чего ты не любишь? — Чего боишься? — О чем мечтаешь? — Какая еда самая-самая вкусная на свете?». Взросление и само понятие времени здесь раскрывается в полной мере. Михалков как будто задает вопросы и самому себе: «А как время влияет на восприятие мира? Какой опыт можно приобрести за 12 лет?». Сама Анна неоднократно заявляла, что фильм она терпеть не может, объясняя это тем, что считает его «препарированием своей личной жизни» и «эксгибиционизмом» внутреннего мира. Её можно понять, ведь в картине мы полностью узнаем Анну и начинаем чувствовать то, что она когда-то ощущала. «От 6 до 18» — история одного государства на фоне истории одной семьи, история одной семьи — на фоне истории одного государства. Благодаря этому фильму вы увидите, как менялся мир ребёнка и его страны, как постепенно исчезала та самая спорная советская эпоха.

8116
«Анна: от 6 до 18», 1994

В 1994-м году Михалков выпускает первых «Утомлённых солнцем», за которых впоследствии и получит желанного «Оскара». Колоссальные проблемы в российском кино продолжаются вплоть до середины нулевых, а 90-е забывают как страшный сон. Но михалковские ленты всплывают яркими мазками ностальгии, напоминая нам о том, что этот хоть и спорный, но все же талантливый человек не боялся творить в трудные времена. И пусть он сейчас не так хорош, как раньше, но мы его уважаем и чтим его вклад в кинематограф.

Автор текста

Иван Родин
Иван Родин
Родился в Петербурге, сейчас живёт в Москве (так себе начало для биографии). Хотел стать киноведом, но поступил на документалиста. Стоял у истоков журнала. Очень любим и ценим.

Комментарии: