Еду по России, не доеду до конца: краткие итоги российского кино 2017 года

Дебюты 

В 2017 году разгорелся огонёк надежды для совсем молодых и зелёных. По всем информационным ресурсам в этом году циркулировало имя Кантемира Балагова — достойной восходящей звезды российского кинематографа. Его «Теснота» лихо проехалась по крупным международным фестивалям, захватив приз ФИПРЕССИ в Каннах, и попала практически во все списки российских кинокритиков. Теперь все самозабвенно и с некоторой осторожностью ждут следующий проект режиссёра. Мы помним, что одна, пусть и невероятно успешная картина — не показатель, поэтому держим кулачки.  Ещё одним проектом, запущенным благодаря фонду Александра Сокурова, стала «Софичка» Киры Коваленко. Кира и Кантемир — выходцы из единожды случившегося в Нальчике сокуровского курса, о программе и интенсивности которого мечтает, наверное, любой абитуриент, истинно преданный искусству кино. Как и «Теснота», «Софичка» концентрируется на региональной истории. Главная героиня после сибирской ссылки возвращается в свою деревню. Родные места вызывают у нее множество воспоминаний о прошедших годах. Примечательно, что картина снята полностью на абхазском языке. Фильм Коваленко был закончен еще в 2016 году, премьера прошла на международном фестивале в Таллине. В России он был выпущен лишь в ограниченный прокат осенью 2017-го. Аплодисменты тем, кто успел увидеть «Софичку» на большом экране.

«Как Витька Чеснок вёз Лёху Штыря в дом инвалидов», 2017

А вот дебютную работу Александра Ханта можно всё ещё посмотреть (и тем самым поддержать режиссёра). В петербургском прокате фильм «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» держится уже с начала октября. Пусть собрала картина и немного, фильм оказался более чем занимательным. Этот роуд-муви взял всё самое прекрасное от жанра и смешал чисто американскую историю с истинно русским духом. Отдельное почтение Ханту за выбор ультрасовременных музыкальных треков для этой трогательной лубочной истории.

Ставки по-крупному

Российские кинокомпании продолжают курс, активно разработанный в рамках Года кино-2016. В общем-то, в 2017 году упорно реализуются проекты, интенция которых — стать сверхприбыльными конкурентоспособными блокбастерами. Финансирование всё также в своей подавляющей массе государственное, следовательно, и выпущенные картины — в первую очередь, должны быть одобрены инвесторами (читай федеральным Фондом кино).

Чему российское кино научилось, так это рекламировать свои проекты. О «Притяжении» Бондарчука не слышать мог только человек, живущий где-то в глуши или в тайге. Трейлер «Гоголя. Начало» крутили почти перед каждым сеансом в кинотеатре, по телевизору и даже на Youtube. А маркетинговая кампания «Последнего богатыря» поспособствовала случиться рекордным сборам по России: на сегодняшний момент, но уже после «Движения вверх», на днях обновившего рекорд, этот фильм является самой кассовой русской картиной в период с 2004 по 2017 и занимает третью строчку после «Пиратов Карибского моря» в российском прокате.

«Последний Богатырь», 2017

Что, на самом деле, неудивительно. «Последний богатырь» — один из немногих (а, может даже, единственный) семейных развлекательных фильмов, выпущенных в России в новом миллениуме. Фантастическая история, основанная на истинно русских сказочных мотивах, не игнорирует действительность, а трансформируется под неё. От персонажей не веет древностью и клюквой, а от картинки и спецэффектов — компьютерными технологиями девяностых. Россия давно искала своих собственных национальных киногероев, и, может быть, наконец нашла правильное направление.

Нельзя не вспомнить о главном провале 2017 года – фильме Сарика Андреасяна «Защитники». Нам обещали русскую вариацию на тему супергероев с большим количеством экшена и качеством не хуже голливудского. Что получилось в итоге, комментариям даже не подлежит. Старый добрый Иван-дурак и Кощей из «Последнего богатыря» уложили на лопатки всех этих недо-медведей, недо-самураев и недо-людей. Но если очень хочется, советуем посмотреть трейлер и на этом остановиться.

«Салют-7», 2017

Ну и без таинственного стремления в космос, чтобы бороздить просторы Вселенной нам никуда. «Время первых» от студии Бекмамбетова и «Салют-7» Клима Шипенко — оды любви и преданности мечте о покорении космоса в советские времена. В этих фильмах про все, что нужно: про дружбу и благородство человека, про отчаянность и смелость ученого, про правильное чувство юмора. Конечно, не «Гравитация», и уж тем более не «Интерстеллар», но качественно сделанное отечественное кино, которому иностранные критики ФИПРЕССИ даже присудили «голливудский лук» (в рамках Международного культурного форума).

Интриги, скандалы и расследования

Что мы знаем про фильмы-события? Нет, давайте перефразируем. Российские фильмы-события? Чтобы все поняли, о чем идет речь, немного поясним: это фильмы, о которых знают все. Разбудив посреди ночи человека, он скажет вам, когда премьера будущего хита. Началось все с 70-х в Голливуде, когда Стивен Спилберг такую волну нагнал со своими «Челюстями», что мир кинематографа перевернулся. В российской действительности такого не было, пожалуй, очень давно. Однако в 2017 году всё поменялось: спасибо за это Алексею Учителю и Наталье Поклонской. И фильму «Матильда», конечно.

То, чего все так долго ждали, случилось. До фильма — массовые проверки, поджоги машин и публичные оскорбления создателей со стороны православных активистов, государственных деятелей и общественности. Прелесть всей истории в том, что хаять фильм начали еще до просмотра, видимо, потому что некоторых личностей трогать нельзя, а «святость» равносильна кинематографической неприкосновенности. Интересно, что государство против фильма не выступало, массово чиновники ходили на показы и всячески хвалили самое дорогое в нашей истории кино детище. Фильм с бешеным пиар-продвижением (чёрная реклама еще сильнее) вышел в октябре, показы в некоторых городах сопровождались фекальными фейерверками, и всё располагало к немалым сборам. И не случилось. Сборы мизерные, отзывы уважительные, но не положительные, да и неудивительно. Однако мы благодарны этому фильму за то, что он показал нам, что фильмы-события в России могут и должны существовать.

Когда кто-то увидел, как ты читаешь MIRUMAXIMUM

Берем скандал в меньшем масштабе, связанный с фильмом «Блокбастер» Романа Волобуева. Во время премьеры на фестивале «Кинотавр» режиссер отказался от своей картины и сказал, что зрители увидят не режиссерскую, а «продюсерскую» версию картины. В титрах указана Наталья Тюльпанова (псевдоним одной из героинь в самом фильме), а Волобуев мелькает там же лишь с благодарностями. Об отличиях между двумя версиями можно почитать в «Сеансе», сам фильм получил положительные отзывы как у зрителей, так у и критиков. Однако претензии к продюсерскому вмешательству в режиссерское и сценарное дело Волобуев просил рассмотреть внутри индустрии. И мы вам скажем, что таких претензий с каждым годом становится больше.

И один из главных баттлов года — Аритмия VS Нелюбовь. Один — победитель «Кинотавра», другой — один из фаворитов Каннского фестиваля. Первый — Любовь Аркус, второй — Антон Долин. Эти два фильма разделили общественность и критиков на два противоположных лагеря: споры были и в виртуальной среде Facebook и в библиотеке им. Маяковского в ноябре.

«Аритмия», 2017

Два фильма-диагноза российского общества, сравнением которых не занимался разве что увлеченный исключительно блокбастерами. Мы их тоже относим к категории фильмов-событий, так как общественный отклик на их выход был слишком большим. Отметим сильную актерскую игру у обоих, их политическую и социальную значимость, и их откровенность. Пожалуй, это те два фильма уходящего года, которые просто нельзя пропустить интересующимся кино. Каникул и выходных должно хватить и на просмотр, и на жаркую дискуссию, и на примирение под конец.

Взять на заметку

Пара слов о фильмах, названия которых звучали не так громко в этом году. Или звучали, но не все могли это услышать. Первое из них — «Турецкое седло» Юсупа Разыкова. На Кинотавре в нынешнем году картина взяла два приза — «За лучшую музыку» и диплом Гильдии киноведов. История про «безобидного» пенсионера Ильича, которому ставят диагноз «Синдром пустого Турецкого седла». Честно признаться, фильм оценить мы ещё не успели, но доверяем слухам и комментариям, так что следим за обновлениями.

На этом же Кинотавре два приза отхватил фильм «Заложники» Резо Гигинеишвили за режиссуру и операторскую работу. После фильмов «ЖаRа» и «Любовь с акцентом» общественность была приятно удивлена этой действительно жёсткой, но честной картиной про захват самолёта 1983 года. От такого «золотого мальчика» ожидать тонкой работы с актерами и сценарием было трудно, но все оказались неправы. Премьера фильма, кстати, прошла на 67-м Берлинале.

Совсем скоро (уже 18 января!) выйдет фильм Рустама Хамдамова «Мешок без дна», который взял два приза на ММКФ. Рассказывать пока ничего не будем, чтобы не испортить удовольствие, но однозначно это нужно смотреть на большом экране. История переплетается с мифологией и различными интерпретациями. По описанию — «Расемон», что мы увидим — пока только предполагаем.

А вы ожидали от этого года философского кинокомикса? А нам преподнесли «Тетраграмматон». Возможностей его увидеть было крайне мало, теперь только шелестить интернет, но это того стоит: кучка философов, задающихся вечными вопросами, да еще и с оружием в руках.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, пожалуйста! 

Авторы: Марфа Веселова, Влада Лодеск. 

Комментарии: