«Колесо чудес»: Чудеса в решете

Это одно из моих любимых выражений: «Ну и что?»
«Мама меня не любила». Ну и что.
«Муж не хочет меня». Ну и что.
«Я преуспел, но до сих пор одинок». Ну и что.

(Энди Уорхол)

«Вуди Аллен снимает один и тот же фильм». Ну и что.

Из года в год этот упрек кажется все более и более бессмысленным. Искушенному зрителю пора привыкнуть, что в фильме Аллена не появится ничего нового. Так было в 70-е, когда он только начинал снимать, так есть сейчас. Он выбирает свою «генеральную линию» и придерживается её на протяжении многих лет. Гротеск ранних картин, очкастый невроз с еврейским послевкусием в зрелом творчестве, переезд из Нью-Йорка в Европу в нулевые, и вот, новый этап — целая галерея истериков. «Жасмин», «Магия лунного света», «Иррациональный человек» — ни одного нормального на всю округу.

«Колесо чудес», 2017

«Колесо чудес». «Здесь жил цирк уродов, после них пришлось ремонт делать». Но зритель не знает, что цирк уродов ему только предстоит увидеть. И, парадоксальным образом, в этой характеристике нет ничего уничижительного: Вуди так смотрит. Смотрит на всех этих забавных героев, и временами жалеет их. Интересная особенность «Колеса чудес» в том, как Вуди удаётся запутать зрителя: не поймешь, где смеяться, а где все серьезно. В первые минуты даже лучи прожектора на лицах Вирджинии и Микки принимаются за чистую монету. А потом Уинслет и Тимберлейк открывают рот, и сразу становится понятно, что Вуди всю дорогу валял дурака. Прожектор гаснет, и перед зрителем остается бездарный писатель и сомнительно талантливая в прошлом актриса. Какими они и были, но зритель не замечал. Нарисованные Вуди герои в «Колесе чудес» никак не дают отделаться от мысли о своей чеховской природе. Вирджиния —чем не Раневская? А финал? «Поехали на рыбалку?», — и это после всего произошедшего. Мир рушится, а герои пьют чай. Чехова упоминает и Микки, вспоминая «Трёх сестер». Вирджиния получает свою роль.

«Колесо чудес», 2017

Микки — проводник между зрителем и героями, и рассказчик, и действующее лицо. Раньше в роли таких героев-конферансье выступал сам Аллен, теперь эта роль достается Джастину Тимберлейку. Камера наиболее активно двигается вокруг него, завязывая историю, яркие конфетные гаммы пляжа с его голубым морем, лежаками и зонтиками вписывают героя в его же собственные конфетные сюжеты о красавицах, бандитах и Юджине О’Ниле. Вирджиния при этом оказывается вписана в свою историю, а ее муж — в свою. На это указывает и освещение, и без конца разделяющие героев оконными и дверными проёмами мизансцены. Каждый пребывает в своей реальности, каждому грезится свой мир, который вот-вот разрушится. Со звуком лопнувшей струны. И каждый герой —  чудо в решете. Каждый в своем, само собой. Жалкий и очаровательный. Вуди каждый раз удается сочетать эти черты и радовать зрителя подобным сплавом во всё новых и новых, но одних и тех же историях.

В своей реальности живёт и мальчик-пироман Ричи. И кто упрекнет его? Разве что только тот, кто упрекнет огонь в том, что он обжигает. Но в этом его природа. Или тот, кто упрекнет Вуди Аллена в том, что он снимает один и тот же фильм.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, пожалуйста!

Автор: Анастасия Лежакова. 

Комментарии: