Джалло раз или вилкой в глаз?

Giallo
G for Giallo

Giallo – значит «жёлтый». Именно такого цвета были обложки издательства Il Giallo Mondaroni, публиковавшего детективные повести Агаты Кристи, Эллери Куина, Рекса Стаута и Рэймонда Чандлера. Книги с жёлтыми обложками Mondaroni пользовались завидной популярностью в Италии. По этой причине жадные до денег пройдохи из других издательств, которые специализировались на бульварном чтиве, тоже принялись издавать свои книги под жёлтыми обложками (чтобы понять, что именно выходило в свет и какого качества было это чтиво, вспомните цвет корешков книг Донцовой). В большинстве своем это были произведения невысокого качества, вяло перетекающие из детектива в эротику и обратно. Тем не менее, жёлтые обложки – такие яркие, режущие глаз – привлекали внимание и пользовались спросом.

В Италии giallo – это еще и общее название любых фильмов-триллеров. Будь то «Убийство в Восточном экспрессе» (Murder on Orient Express 1974), «Головокружение» (Vertigo 1957) или «Подглядывающий» (Peeping Tom 1960). В остальном мире giallo – название фильмов, имеющих сходные черты и стилистические особенности триллера. Начало жанра заложил Марио Бава (Mario Bava). Насмотревшись Хичкока, он снимает «Девушка, которая слишком много знала» (La ragazza che sapevo troppo 1963) – название говорит само за себя. По сути, это было переосмысление «Головокружения» и «Психо» (Psyho 1960). Фильм заложил основные особенности жанра: солнечная Италия, невинный/ая турист(ка), загадочное происшествие, очевидцем которого он/она становится.

hkCQBF5dm_8
«Девушка, которая слишком много знала», 1963

Год спустя Бава снимает «Шесть девушек для убийцы» (Sei donne per l’assasino 1964), в России и некоторых других странах этот фильм известен как «Кровь и черные кружева». Эта картина значительно повлияла на формирование giallo. Именно здесь вырабатывается образ убийцы, который в дальнейшем будет кочевать от картины к картине, сохраняя основные свои черты: шляпа, черный плащ, кожаные перчатки. Убийца – это в большинстве случаев безликая темная сила, смертельный «вирус», передающийся от человека к человеку, переходящий из фильма в фильм. Завладев носителем, человеком слабым, восприимчивым, или перенёсшим в детстве тяжёлую травму, «вирус» его убивает, не оставляя шансов на выживание.

459
«Шесть девушек для убийцы», 1964

«6 девушек для убийцы» подарили жанру также и аттракционную форму, которую киновед Дмитрий Комм сравнивает с мюзиклом. В giallo убийство служит неким showstopper’ом, ярким номером, связывающим повествование. Представьте себе «Кабаре» Боба Фосса, где вместо песен и плясок некая фигура в плаще стильненько так режет женщин. Если сложно, то достаточно посмотреть «Рок убийца» (Murderock – Uccide a passo di danza 1984) Лучио Фульчи (Lucio Fulci). Убийство в giallo эстетизировано: оно одновременно и отталкивающее, нарушающие моральные устои человека, и привлекательно. Привлекательность зла достигается в том числе за счет эротизма, даже фетишизма, с которым итальянцы показывают девушек. А орудие убийства? Не случайно самое частое орудие убийства в giallo – нож, который сближает убийцу с жертвой максимально, чуть ли не до интимной близости (вспомните монолог Джокера из «Темного рыцаря»).

gP3Tw_J41W8
«Опера», 1981

Субъективная камера в giallo дает возможность зрителю быть как на месте жертвы, так и на месте убийцы – тоже своеобразный аттракцион, пусть и шокирующий. Вот, скажем, «Опера» (Opera 1987): Ардженто (Dario Argento) демонстрирует насилие главной героини, демонстрирует как процесс, от которого невозможно оторвать глаз. Просмотр как соучастие. Соучастие как акт садомазохизма зрителя. Ардженто вообще больше всех и лучше всех работает с аттракционностью giallo, выводя жанр на абсолютно новый уровень. Ардженто превращает его в оперу, где на первый план выводятся Жертва, Палач и Страх, а мир разделён иллюзорной гранью реальности и ночного кошмара, где жертва «…наделена повышенной чувствительностью к флюидам Зла, и в силу этого Зло провоцирует». Лучше всего это показано в «Синдроме Стендаля», где Ардженто становится проводником в мире ужаса. Для Ардженто не существует полумер, к которым так склонны его коллеги, пытаясь прикрыть дыры в сюжете тупой «обнажёнкой». Для Аржденто важно абсолютно все: крепкий сюжет, хореографически поставленные сцены убийства и потрясающий саундтрек (кстати, музыку к его фильмам сначала пишет Эннио Морриконе (Ennio Morricone), позже он начинает плодотворное сотрудничество с группой Goblin). Музыка giallo, к слову, часто служит ключом к раскрытию персонажа. Так, Мэйтленд МакДонах (Maitland McDonagh) после просмотра «Кроваво Красное» (Profondo Rosso 1975) говорила об уникальном опыте интуитивного восприятия визуальной и слуховой частей фильма.

O7OGzHZpSrg
«Синдром Стендаля», 1996

Giallo – это уникальный опыт. Ты либо влюбляешься в фильмы этого жанра, либо проходишь мимо. Проще говоря, либо ты соучастник убийства, либо нет. Третьего не дано.

Автор: Захар Тимашов. 

Комментарии: