Эмир Кустурица: «Искусства в кино уже почти не существует»

Одним из самых ожидаемых гостей на кинофестивале Febiofest в Праге был выпускник ФАМУ (Факультет кино и телевидения Пражской академии изящных искусств) — режиссёр Эмир Кустурица, представлявший свой новый фильм «По млечному пути» с Моникой Беллуччи, к которому он написал сценарий и сыграл главную мужскую роль. Кустурица относится к самым выдающимся выпускникам пражского института киноискусств ФАМУ, был отмечен многими наградами крупнейших кинофестивалей Европы. Помимо кинематографической деятельности, Кустурица также известен как участник рок-группы «The No Smoking Orchestra». Авторам нашего журнала Полине Орловой и Виктории Смирновой посчастливилось встретиться с господином Кустурицей на фестивале и взять у него интервью.

— В Ваших фильмах Вы часто работаете с животными. Могли бы Вы сказать, тяжело ли это и какие трудности могут возникать во время съёмок?

— Работа с животными является абсолютно такой же, как и с людьми. Разница лишь в том, как охранять людей и зверей. Всегда, когда я снимаю фильмы, я работаю с коллективом, и та энергия, которая есть в этом коллективе, идёт и со стороны животных. Часто мои проекты являются философскими, и природа играет большую роль в каждом из моих фильмов. Пейзажи олицетворяют внутренний мир героев и животные являются неотделимой составляющей всего этого.

— Почему у Вас была достаточно долгая пауза между фильмами?

— Перерыв в девять лет был сделан из-за моей занятости музыкой. Мне кажется, что все те современные фильмы, которые с одной стороны являются коммерческим проектом, а с другой авторскими фильмами, на самом деле являются большой игрой так называемого мейнстрима от крупных киностудий. То, чему меня учили делать в ФАМУ, мне кажется, уже не работает. Искусства в кино уже почти не существует. И для меня это означает, что делать фильм является изнурительным трудом, а писать музыку — приятным развлечением для моей души. Если же вы будете считать, что съемки фильма являются развлечением, то эти фильмы не будут стоить ничего.

«По млечному пути», 2016

— Почему на главную роль в фильме «По млечному пути» Вы выбрали именно Монику Беллуччи? Почему Вы решили исполнить одну из главных ролей в Вашем фильме? Хотели ли вы исполнить желание многих молодых людей лично поработать со столь известной актрисой?

— К сожалению, я уже не являюсь молодым человеком. Я играл в «Млечном пути», потому что это означало для меня некую консеквенцию моей короткометражной работы. Конец этого фильма был сделан в рамках «омнибус-фильма» (киноальманаха) «Разговоры с богами» как отдельная короткометражная работа. По сути, это была самая тяжелая часть в съемках, когда я назначил себя на одну из главных ролей в фильме. И я точно не исполнил ту мечту молодых людей с Моникой.

— В одном интервью Вы говорили, что познакомились с Моникой Беллуччи в лифте и сразу поняли, что она будет играть в Вашем новом фильме. Правда ли это?

— Мы действительно встретились в лифте, но эта история является мифом, которую придумали люди и журналисты. Сначала говорили, что она встретила меня в лифте и почувствовала невероятную энергию, которая распространялась в воздухе и в тот момент поняла, что когда-нибудь мы будем работать вместе. Потом кто-то дугой спрашивал меня, правда ли это, что вы встретили её в лифте, и я сказал да, это правда, что мы встретились в лифте, но в итоге журналисты написали, что она сказала, что это сказал я. И в следующий раз, когда мне предстоял разговор с журналистом, меня снова спрашивали правда ли это, что именно я сказал это. И сейчас, если я скажу нет, это будет не то, что когда-то сказала она, и это будет своего рода обман. Поэтому да, сейчас я скажу, что именно я встретил её в лифте.

«По млечному пути», 2016

— Однажды Вы сказали, что когда снимаете фильм, то хотите убить себя, потому что не видите свет в конце туннеля. Видели ли Вы этот свет после съёмок «По млечному пути»? 

— Что бы не означали мои фильмы, они не несут в себе долю нормальной жизни, это война и это знания, которые я получил в Праге от Милоша Формана, Иржи Менцеля и многих других хороших режиссёров. И, можно сказать, это ремесло сталкивается с современным кинематографом, который ушёл далеко за пределы правил. Знаете, как бывает, у нас много молодых режиссёров, которые делают один фильм, может два, а потом они исчезают. Всё это из-за огромной силы маркетинга, который убивает всё то, что действительно важно в кинематографе. Моя точка зрения по поводу этого вопроса довольно сложная. Я вижу кинематограф  не просто как проекцию отношений, а как своего рода маленькую философию, с помощью которой я создаю фильмы. Всё это начинается со сценария, и заканчивается изменением этого сценария в процессе съёмок. У меня есть три проблемы со съёмками: моё образование, моё чувство правды, и «органическая» идея, которую я хочу передать всем зрителям. И именно поэтому я часто метафорически сравниваю создание фильма с самоубийством. Я думаю, что кино как таковое и является самоубийством для каждого, кто принимает его всерьез. И я всегда брал моё кино гораздо серьёзнее, чем мою собственную жизнь. И тот свет в конце туннеля был наконец-то виден, только потом поехал поезд.

Эмир Кустурица

— Правда ли, что Вы хотели бы снять фильм в Армении, потому что она является достаточно экзотической страной для съемок?

— Вы знаете, я был в Китае три раза, поэтому хотя бы один раз я должен побывать в Армении, чтобы реализовать какой-нибудь проект.

— Хотелось бы задать несколько вопросов о Вашем новом проекте — документальном фильме об Уругвайском президенте. Как проходят съемки?

— Съемки будем заканчивать уже в конце года, это будет особый документальный фильм, которого, как мне кажется, пока еще не существовало, собственно, как и такого президента. Это человек, который водил трактор, выращивал цветы. То, на чём основывается его биография, и то, что с ним стало, является, по правде говоря, невероятным. Если бы в идеальном мире я бы выбирал президента, то это был бы он. И вы сможете почувствовать это во время просмотра фильма.

Эмир Кустурица

— За всю Вашу карьеру у Вас было два «никогда». Вы говорили, что никогда не будете снимать фильмы в Голливуде, и что никогда не вернётесь обратно в Сараево. Изменили ли Вы свою точку зрения?

— По поводу Голливуда. Я бы не поехал туда не только из-за кинематографического сопротивления, сколько из-за идеологических соображений, потому что мне кажется, что Голливуд был центром идеологии и потом стал неким организационным аппаратом по производству денег и чем-то, что не входит в моё понятие кинематографии и искусства. Сараево — это магическое место, которое было построено во время турецкого продвижения в Европу и мои сильные чувства всё ещё со многими людьми, проживающими там. Вы должны понимать, даже если это звучит парадоксально, что у меня статус беженца в Сараево. Потому что все мои вещи и всё, что я там сделал, было разрушено, сожжено и отнято у меня. Также я был виновен в том, что я не придерживался их мнения: я очень сильно против их западных позиций, которые неправильно оценивали проблемы в Сараево.

«Аризонская мечта» (1993) — первая и последняя работа Кустурицы в Голливуде

— Вам когда-нибудь предлагали режиссировать голливудские фильмы?

— Нет, никогда не предлагали и не будут предлагать.

— А если бы Вам всё-таки предложили, Вы бы согласились?

— Знаете, когда я был в Китае, то познакомился с одним режиссёром, который совсем недавно снимал фильм для Голливуда, и он сказал, что больше никогда этот опыт повторять не хочет. Когда я спросил почему, то он ответил, что на фильм невозможно никак повлиять. Если снимаете фильм в Голливуде, то вы обязаны снимать только то, что прописано в контракте, ничего более. Мне кажется, что в Голливуде полно потрясающих сценариев, но, к сожалению, они делают из них самые ужасные фильмы на свете. Почему? Потому что это закон того самого маркетинга. У них всё начинается с того, сколько фильм собрал в прокате, а не сколько зрителей его посмотрели. Поэтому на вопрос согласился бы я, если бы мне предложили снять там фильм, я бы не сказал, что не хочу, я бы сказал, что это просто невозможно, а это абсолютно разные вещи.

Беседу вели Полина Орлова и Виктория Смирнова, Прага. 

Материал подготовили: Павел Мальцев, Полина Орлова, Виктория Смирнова. 

Комментарии: