Дилогия о Бэтмене Джоэла Шумахера: как всё это случилось и как с этим жить

В этом году исполняется двадцать лет «Бэтмену и Робину». Мало кто всерьёз отмечает это событие, но своя кучка поклонников у него наверняка где-то есть. Например, на Северном полюсе. Или в редакции нашего журнала. Более фееричного кинокомикса вселенная нам ещё не дарила. Как всё это случилось — попробуем разобраться.

Им тоже интересно, как они здесь оказались

«Бэтмен возвращается» до сих пор справедливо считается одним из лучших кинокомиксов: мрачная рождественская сказка с неповторимой режиссурой Бёртона в наилучшей форме. Фильм пришёлся по вкусу взрослой аудитории, но мамочки не захотели показывать такое своим детишкам. Следовательно, продажи игрушек упали. А из этого вытекает и недовольство студии. Бёртон ушел из проекта, вяло согласился на постановку «Супермена» с Кейджем, от чего вскоре благоразумно отказался. Ушёл и Майкл Китон, надолго обидевшийся на Большой Голливуд. Наспех взяли сговорчивого многостаночника Джоэла Шумахера. Он честно пытается копировать стиль предыдущих двух фильмов, но с одной оговоркой: студия хочет детский фильм. Трудно сказать, желал ли последнего сам режиссёр. Кажется, что в «Бэтмене навсегда» он пытался сопротивляться, а в «Бэтмене и Робине» начал действовать как в одном дурацком анекдоте про изнасилование и получение удовольствия.

Жанр порно-пародии официально умер после этой сцены

Лучшее, чем может похвастаться «Бэтмен навсегда» — удивительно неприкрытая гомосексуальная линия. Даже если не знать о личных пристрастиях режиссёра, трудно не обратить на это внимание во время просмотра фильма. Шумахер первым заикнулся о том, что отношения Брюса Уэйна и Робина не слишком похожи на родственные. Эта деталь заметно оживляет фильм, во всем остальном уже жутко устаревший. Во второй же части эта линия даже не пытается быть скрытой — фильм честно начинается с крупного плана задницы Бэтмена. Уже только за такую прямолинейность его можно полюбить.

Бэт-соски несомненно вошли в историю кино

К слову о Килмере. Это мог быть лучший Бэтмен. Правда. По типажу он ближе всего к Брюсу Уэйну и Бэтмену, чем Китон, Бэйл или, тем более, Клуни. Чего не скажешь о его, кхм, игре. Даже при всей любви к старине Вэлу, здесь он явно не в лучшей актерской форме. Клуни же настолько не подходит на эту роль, что это даже становится интересным. Как будто случайный человек забрёл на съёмочную площадку и задержался там на весь производственный период. Впрочем, то же самое можно сказать обо всем касте «Бэтмена и Робина». Он вообще кажется гораздо менее вымученным и действительно раздолбайским, в сравнении с первой частью дилогии. Если Шварценеггер несколько стесняется, то Турман явно получает удовольствие от всего происходящего. В предыдущей части всё было как-то грустнее. Кидман всё время стоит под вентилятором, пытается раздеться перед Бэтменом при каждом удобном случае, увлекается альпинизмом, а в свободное время колотит боксерскую грушу. Свой выбор профессии (психоаналитик, да) она обосновывает тем, что ей всегда нравились «необычные и интересные мужчины». Зато красивая очень. Что происходит там с Джимом Керри и Томми Ли Джонсом — вспоминать как-то грустно. Зато в одном из российских дубляжей Джонса озвучивает артист Булдаков из «Особенностей национальных…», что хотя бы забавно. Да, в феерических дубляжах с видеокассет «Варус Видео» дилогия смотрится намного веселее.

Даже на промо-фото Вэл Килмер весьма прямо демонстрирует своё отношение к проекту

Глядя на кинематографический ландшафт середины 90-х, Бэтмены туда очень странно вписываются. Точнее, никак не вписываются. Даже по меркам идиотских блокбастеров Эммериха, молодого Бэя и клипмейкеров с Propaganda Films, дилогия Шумахера кажется слишком глупой, слишком яркой (во всех смыслах), слишком дорогой, в конце концов. Сейчас же такое представить вообще невозможно. И это очень грустно. В этих престранных двух фильмах была не ирония, а юмор. От него происходящее окончательно теряло всякий смысл. Остается только сидеть с отпавшей челюстью на протяжении первых двух часов и радостно визжать в оставшиеся два.

Бэйн нездорового человека

Тут всё ещё чувствуется Готэм. Он уже совсем игрушечный, мультяшный, но уникальный по атмосфере. Это не нолановский усреднённый мегаполис, а игровая площадка. Даже нет — цирковая арена. Особенно это заметно в «Бэтмене и Робине», единственном в своём роде цирковом кинокомиксе. Уже за первые десять минут герои успеют сразиться с командой ледяных хоккеистов, слетать в космос, увернуться от шпилей небоскрёбов. Сценок с клоунами, естественно, тоже навалом. Он отлично использует возможности большого экрана. Многие современные блокбастеры ничуть не теряют при просмотре на экране смартфона, чего не скажешь об этих двух фильмах, действительно нуждающихся в кинотеатральной проекции.

Представьте вот такое в IMAX. Неделю не уснёте

Если быть честным и забыть о хорошем вкусе, то «Бэтмен и Робин» лучше «Бэтмена навсегда». Он куда бодрее, ярче и веселее предшественника. Вообще не пытается казаться хоть сколько-нибудь вменяемым. Все участники процесса явно получают от этого своеобразное наслаждение. Особенно, повторюсь, Турман в своей самой яркой роли (после Тарантино, разумеется). Его словно действительно придумал шестилетний ребенок, со всеми вытекающими из этого последствиями. Если фильм 1995-го уже действительно устарел, то это чудо кинематографа вообще трудно вписать в какой-то контекст.

Этот кадр висит над кроватью автора этого текста. Честно.

Даже если не оценить своеобразную прелесть второй части дилогии, то её коммерческий провал очень сильно повлиял на голливудский кинокомикс. К экранным адаптациям комиксов стали относиться чуть серьёзнее. «Человек-паук», первые «Люди Икс», тот же Нолан явно учли неудачи шумахеровских цирковых фильмов и сделали все наоборот. Но красок, безумия и отчаянной глупости, увы, стало меньше.

Да пребудет с нами мистер Фриз.

Автор: Павел Пугачёв.

Комментарии: