Белым по чёрному

Внимание! Первый абзац этого текста содержит экстремальное количество усложнённой терминологии и потому может вызвать неконтролируемые потоки головокружения, рвоты, кровь из носа и скорое желание включить «Защитников» Андреасяна и всё это одновременно. Если же вы хотите проявить стоицизм в чистом виде, то читайте с удовольствием. Если нет — перескакивайте на второй абзац. И да: спойлеров нет.


«Ни для кого не секрет, что мы проживаем в мире, полном несправедливости, глупости и так называемой процветающей толерантности. Когда-то последний пункт символизировал способность индивидов пойти на шаг к примирению с самим с собой в отношении чего-то непохожего или необычного. Однако сейчас, в свете полного извращения идеологического строения этой социальной характеристики, былое значение почти утеряно. С одной стороны — большему числу человеческих особей из тех семи с половиной миллиардов, что заполняют эту планету, до этого практически нет дела, т.к. многие «хомо сапиенс» 21 века весьма ленивы в выражении социальной позиции. С обратной стороны — никому не нравится, когда кто-то (особенно богатая белая особь мужского пола) навязывает другим свой взгляд на окружающие его вещи, при этом откровенно пребывая в состоянии эйфории от собственной «уникальности». Вот и получается, что человек сохраняет «нейтралитет» 90% свободного времени, а потом его мозг окутывает чувство ярости (или гордости) из-за того, что Оскар за «Лучший фильм» получила картина, которую продвигали как драму темнокожего бедного гомосексуалиста из криминального района, когда кино вообще не про это. И не совсем поддается однозначному ответу вопрос «что же из этого наиболее постыдно»: мгновенное включение «большинства», потому что у них появился объект, на фоне которого они могут казаться полноценными членами общества или решение людей сделать из предмета искусства один большой символ современной толерантности? В итоге всё сводится к мысли, что оба эти случая совершенно равнозначны вне зависимости от элементов уравнения, потому что основополагающим моментом всегда будет их лицемерная натура. В этом и заключается современный человек, ведь даже приматы, из которых вы произошли, были куда бескорыстнее и честнее в своих намерениях, как злобных, так и безобидных. Современный человек — это ошиб…»


«Прочь», 2017

Как нетрудно было догадаться, это был частичный фрагмент из авторского учебника по обществознанию за десятый класс. К нашему счастью, он закончился там, где нужно, ибо вступление выходит каким-то уж чересчур политичным. Ведь как говорил один бородатый мудрец: политика подобна огню – нужно держаться достаточно близко, чтобы согреться, но и достаточно далеко, чтобы не обжечься. Поэтому будем нормальными и признаем один факт — Запад слишком уж рьяно старается доказать всему миру, что отношения белых с другими расами никогда не были такими добрыми и славными, на что мировая общественность либо недовольно пыжится, либо саркастично хмыкает. И тем радостнее на душе, когда видишь исключения из правил, в число которых входит Джордан Пил — человек множества лиц, талантов и великолепного чувства юмора. Качества, совокупность которых мы будем иметь честь лицезреть 11 мая в кино, ведь именно тогда в России выходит полнометражный дебют Пила «Прочь», который с вероятностью в 99,9% можно назвать самым смелым и ярким высказыванием о гипертолератности за очень долгое время. И даже если рядовой зритель будет неспособен проникнуться картиной целиком и полностью (в силу специфики обозреваемого в фильме сабжа), ему все равно достается превосходная комедия абсурда в сеттинге параноидального психологического триллера, которая старается быть настолько оригинальной, эффектной и смешной, насколько это вообще позволяет совесть. В этом не последнюю роль играет опыт, заработанный за пять сезонов комедийных скетчей «Key & Peele», большая часть которых построена на высмеивании расовых вопросов в Соединенных штатах, а некоторые и вовсе не чурались бить самой что ни на есть жестью. «Прочь» является некой совокупностью всех составляющих успеха лучших эпизодов сериала, но при этом не вызывает ощущения того, что где-то мы это уже раньше видели. Что удивительно, ведь проект вышел из под крыла Джейсона Блума, собаку съевшего на выпуске однотипных хорроров про паранормальные явления, лишь изредка выстреливая крупнокалиберными зарядами, вроде последних работ Майка Фленегана и М.Найта Шьямалана. Которым, к слову, несмотря на свою самобытность и крутизну, всё ж приходилось скатываться до парочки жанровых клише. И вроде кажется, что вот в этом аспекте Пил исключением не стал, ибо фильм в течении первой половины совсем не чурается вставлять скримеры тут и там. Однако не стоит забывать о том замечательном балансе серьезного и смешного, который Пил и его товарищ Кигэн-Майкл Ки неуклонно соблюдают.

«Прочь», 2017

Стоит темнокожему главному герою подъехать к фамильному имению его белой девушки, так в голове сразу возникает масса различных страшно-уморительных вариантов того, в каком русле всё будет развиваться. Хотя, казалось бы, перед нами развивается традиционный сюжет о знакомстве родителей с реальностью вступления их ребенка в межрасовые отношения. Не сильно приятно, но перетерпеть можно, особенно в 21-м веке. Тогда почему роскошный особняк так сильно напоминает рабовладельческую плантацию? Может в любой момент на сцену вылетят красные плащи и белые колпаки, а мы не накрашенные? А на деле мы слышим, как отец семейства с характерным южным говором молвит достаточно нехарактерное «My Man!». Вся эта дружелюбная семейная атмосфера полного примирения с окружающей действительностью достаточно сильно напрягает, потому что слишком сюрно и здесь явно не хватает рассекающего кнутом бородатого ублюдка, чтоб хоть что-нибудь встало на свои места. Весь абсурд показанной ситуации заключается в том, что никакого абсурда (с точки зрения морали и прочего) нет и в помине. Протагонист словно попадает в более приземленную версию ранее изображенного Ки и Пилом Негрограда. Так что искать подвох в утопии — это весьма логично, особенно когда за несколько часов до падения в эту кроличью нору (в которой и Обама — лучший президент-современник), добрый дядя офицер полиции любезно попросил предоставить ему документы просто потому что цвет кожи. Ясное дело, что слишком правильное отклонение от современных стандартов будет сопровождаться выражением лица а-ля «какого черта вообще происходит?». Через какое-то время уже и темнокожий садовник, косящий под сэра Ланцелота с его бесконечной пробежкой, будет казаться абсолютной нормой, ведь почему городские чёрные так не делают, это ведь ни разу не подозрительно и не угрожающе, да?

Когда прочёл текст Артёма до конца

Но суть дела не в том, что нормальный человек в слишком нормальной обстановке едет головой и пытается всех уличить в одном большом обмане, на эту тему уже выкатили фильм «Приглашение». Пилу важнее предать очищающему огню максимально возможное количество тем, построенной на современной политкорректности: начиная любимым многими расизмом, яростной борьбой белого народа с ним и заканчивая тем же самым расизмом, только в более извращенной форме. Вот как раз где всем активным «негролюбам» и ценителям «уайтвошинга» достается на орехе.

И речь идет не о критике, как поступило бы множество сатириков, а о самом настоящем угаре, который пугает тебя тем, что он беспрестанно веселит и не собирается допустить, чтобы на зрительском лице проскакивала хоть толика серьёзности, хотя тут впору уже тянуться за непочатой бутылкой виски. Ведь «Прочь» хватает ума и смелости придерживаться первозданного концепта «хоррора», когда правилом хорошего тона является проекция страхов общественности через гротескные образы. В этом деле Пил очень здорово преуспевает первые два акта, проводя тонкую работу с атмосферой (фокус с ложкой и чашечкой обогнал скрипучие костыли у последнего Вербински) и развешиванием «чеховских ружей», чего только стоит тот же самый момент с добрым дядей полицаем. Когда как в третьем акте в режиссера-сценариста вселяется самый что ни на есть Чарли Кауфман, доводя гротеск до абсолюта, ровно так же, как и уровень напряжения и смеха. От чего развязка, полная старого-доброго ультранасилия, на эмоциональном уровне переживается как самый настоящий взрыв.

«Прочь», 2017

Белой элитарной братии пора завязывать с разговорами о проблемах меньшинств и их решениях, потому что голос стал уж слишком навязчив и решения отдают откровенным позерством, а то и намерением переписать  всё под себя, чтоб себе ж удобно и было. Настолько явное внимание к проблематике, явно трансформировавшейся за 150 лет — это ни что иное, как провокация и ничем не лучше того, с чем именно ведется борьба. Пора бы уже и меньшинству вставить свои пять копеек. 
Нью-йоркская братва сказала своё слово. В конце были слышны аплодисменты. Надеемся, что не просто шума ради, ибо Пил их заслужил.

Автор: (господи, хоть кто-нибудь дочитал?) Артём Кузовенко. 

Комментарии: