Грег Сестеро: «Главное в дружбе — делить общую мечту»

Все мы знаем, любим и ценим фильм «Комната» Томми Вайсо. Кино сложное, неоднозначное, спорное, но определённо важное. На фестиваль AMFEST прилетел не сам Томми, а его лучший друг Грег Сестеро — тот самый Марк. Привозил он чудо-фильм «Т(о)варищи на века», а Павел Пугачев выловил его посреди сеанса и поговорил о Джоне Хьюзе, уходящих эпохах и вечной дружбе.

Пятничный пересмотр: «Pulp Fiction»

В Москве и в Питере грядут показы «Криминального чтива». Мы на радостях объелись четвертьфунтовыми чизбургерами, достали с полки кассету с названием «Криминальное чтиво», расплакались и побежали признаваться в любви к главному фильму сраного мирамакса.

«Срок» Расторгуева, Костомарова и Пивоварова: про политиков и людей

О протестных движениях в современной России очень мало фильмов. Хороших — совсем чуть-чуть. Действительно важных — возможно, всего один. «Срок» Александра Расторгуева, Павла Костомарова и Алексея Пивоварова вышел четыре года назад, разозлил более-менее всех участников событий, но сейчас смотрится как тонкий, злой и печальный документ эпохи, в которой мы все еще вертимся. Павел Пугачев рассказывает.

«22 мили»: Марк Уолберг против порошка

Удивительно плодотворный творческий союз Питера Берга и Марка Уолберга («Уцелевший», «Глубоководный горизонт», «День патриота») выдал еще одно дитя: боевик «22 мили», в котором Марки Марк сражается против всего мира, здравого смысла и вестибулярного аппарата зрителя. Павел Пугачёв сходил на это чудо кинематографии и до сих пор не может прийти в себя. Откачиваем всей редакцией.

Почему в документалистике правда не так уж и важна: Роберт Флаэрти и докуфикшн

Почему-то до сих пор считается, что документальное кино работает только с фактами и не терпит вмешательства автора, искажений и инсценировок. Во-первых, это не так. Во-вторых, еще в 1922 году Роберт Флаэрти доказал, что это совсем не так. Мы открываем серию материалов о документалистике текстом Павла Пугачёва, пытающегося разобраться в вопросе.

«Талли»: Бедная бедная девочка

Этим летом практически нет веских причин выбираться в кинотеатры. Настолько, что мы чуть не пропустили выход лучшего фильма Джейсона Райтмана за долгие годы (помните такого вообще?). Там Шарлиз Терон наиграла на несколько «Оскаров», а только что очухавшийся от солнечного удара Павел Пугачёв спешит рассказать об этом маленьком чуде.

«Суперсемейка 2»: Сделаем супергероев великими снова

В прокат выходит долгожданное продолжение «Суперсемейки». Павел Пугачёв устал бурчать на современную супергероику и увидел в мультфильме от Pixar всё то, чего так не хватает современному Голливуду: кинематографичность, драйв и нахальство.

«Мстители: Война бесконечности»: Метафизический сэндвич

Обычно добрый Павел Пугачёв сегодня плюется кислотой, ругается и злится на поп-культуру за то, что отсидел три часа на новых «Мстителях», успев за это время подумать о крахе гик-культуры, помирающей супергероике и пластилине.

Сэмюэл Беккет против кино: не я!

Еще в пятницу весь приличный мир праздновал годовщину рождения Сэмюэла Беккета. Но мы все традиционно проспали, а Павел Пугачев вылез из урны, открыл рот и начал что-то выкрикивать. Результаты — здесь.

Пятничный пересмотр: пенталогия «Жажда смерти»

Говорят, тут какой-то лысый бродит по кинотеатрам и убивает плохих парней. Но мы вспомнили, что до него чем-то подобным занимался один мужчина с выразительными усами. Звали его Чарльз Бронсон и дело было в серии фильмов «Жажда смерти». Павел Пугачёв пересмотрел всю эту чертовщину в пяти частях, чуть не сошел с ума и стал симпатизировать анархистам. Читайте, пока не удалили.